Отзывы клиентов о «Проекте Жизнь»

Наши клиенты – наше главное вдохновение

Если мы хотим понять себя, то общая история не даст ничего. История моего рода еще не написана. И если мы хотим понять, кто мы, откуда и как мы такие появились, то ее нужно написать. Обязательно. Артем Кобзарь
Фотограф и продюсер

Отзывы клиентов о «Проекте Жизнь»

Наши клиенты – наше главное вдохновение

Наличие своей, персональной истории является маркером наличия личности.
Изучение и сохранение генеалогии и истории, конституирование своей истории, является важным шагом на пути к самоидентичности. Это так работает.
Мария Проненко
предприниматель и автор проекта на YouTube МАРИЯ ПРО

Отзывы клиентов о «Проекте Жизнь»

Наши клиенты – наше главное вдохновение

Каждый человек ответственен как перед своими предками, так и перед потомками за то, какую жизнь он проживет и какое наследие оставит своим преемникам, продолжится ли его родовое древо, либо он станет сухой безжизненной ветвью, на которой Род пресечется. Денис Добрынин
общественный деятель, спортсмен и предприниматель

ЗАЧЕМ ДЕЛАТЬ ГЕНЕАЛОГИЧЕСКУЮ ЭКСПЕРТИЗУ?
ЧТО ОНА ВАМ МОЖЕТ ДАТЬ?

Елена Росяева
Писатель, бизнесвумен, триатлет, видеоблогер
Для меня это было важно — хотя информация шла из сухих архивных документов, она вызывала во мне эмоции невероятной силы.

Здравствуйте! Я Елена Росяева. Мне 66 лет. У меня есть дело, которое для меня очень важно — я видеоблогер, и работа занимает всё моё время.

Вдруг я обнаружила, что мне безумно важно узнать историю нашей семьи. Мне стало интересно, а что думали и чувствовали те люди, от которых мне что-то досталось; стало интересно узнать историю взаимоотношений тех, кто жил до меня. В презентации, а её нам показывали дважды, я именно это слышала и чувствовала, — причём иногда до слёз

Какие интересные находки были в вашем проекте? Что вам запомнилось?

Я своего дедушку не помню. Мне было три с половиной года, когда он умер. Бабушка и мама очень много о нём рассказывали — человек был замечательный. Хорошо помню, на моём портрете, который делали как раз накануне того момента, когда я уходила в больницу на операцию, он написал мне: «Пройдут года, меня забудет внучка, забудет мою ласку и приют, забудет ласку, забудет сказку, что ей рассказывал когда-то дед». Эти строчки, они всегда для меня очень волнительны. В них отзвук того человека, которого я не помню. Так вот, в архивах КПСС была информация о том, что он получил выговор за то, что выпил. Меня почему-то это так насмешило — я не знаю, каким был дедушка в этом смысле. И вдруг такая тонкость, которая была отражена даже в партийных документах. Я подумала: «Боже, как интересно!» И почему-то стало так тепло в душе — дедушка бывший военный; да, он иногда выпивал — и это тоже классно. Идеал, созданный мамой и бабушкой, — вдруг стал живым дедушкой, что меня потрясло.

Было ли что-то неожиданное в том, что вы узнали благодаря генеалогической экспертизе?

Вы знаете, я нашла в себе отголоски тех своих качеств, которые благодаря найденным документам мне стали понятны. Я вдруг поняла, увидела: во мне это всё есть, за что спасибо моим предкам — это был инсайт.

Мой дед по материнской линии был пассионарием. Он был оратором, но вместе с тем не очень грамотным человеком, окончил всего несколько классов церковно-приходской школы. А качество ораторства передалось через маму и мне.

Так же как мама и дедушка и, как я предполагаю, и его родители… все в нашей семье были легки на подъём. Потому что дедушка уехал к двадцатипятитысячникам из Владимирской губернии в Орловскую и так далее. И для меня тоже нет проблем «встать на крыло и полететь». Причём не за мечтой, а потому что так надо.

Меня потрясла глубина работы, растрогала своей значимостью — что человек для человека делает такие потрясающие открытия.

Что было наиболее ценным для вас в генеалогической экспертизе? Какие эмоции вы испытали?

После завершения проекта мы получили ларец с результатами работы и рассматривали его вместе с внуком. Меня поразило, как 11-летний мальчик перелистывал весь многостраничный труд. Для него это было как откровение. Дореволюционная эпоха или даже XX век — пока ещё даже не та история, которую он изучает в школе. Его интерес меня поразил. Он задал мне такой вопрос: «Баба, а кто будет наследником этого ларца?»

Он имел в виду, кто станет преемником начинания. Он понимал, что такое родословная, потому что мы говорили о генеалогическом дереве, и даже когда-то в первом классе у них был такой проект по составлению древа. Но он касался самых ближайших родственников, а тут — несколько сот человек.

На презентации я плакала. Это было так неожиданно — мне открылось понимание, какая гигантская работа проделана по разным архивам, где хранятся все эти бумаги, как неожиданно — о нас, о семьях, которых миллионы, есть где-то записи, кто-то знает о нас.

На данном этапе для меня очень важно всю семью познакомить с тем, что получилось, подумать; там же есть ещё веточки, о которых мы мало что знаем.

Насколько вам понравилось работать с командой «Проекта Жизнь»?

У нас было достаточно продолжительное сотрудничество, по причине начавшейся пандемии Covid-19 (работа над проектом началась в начале 2020 года), я ждала результатов работы около семи месяцев. За это время было несколько презентаций разных этапов работы. Они были самым волнующими, потому что там раскрывалась суть понятия истории, истории семьи. Со мной работали несколько человек, кто искреннее был заинтересован искать моих родственников. На всех презентациях рассказывали очень увлечённо, с привлечением фактов вообще исторической эпохи, фотографий — решалась комплексная задача. Я открыла для себя огромную эпоху в этих пяти поколениях.

Я никогда не думала, что меня, взрослого человека, вдруг эта тема заинтересует. Она встала передо мной в полный рост. Я очень признательна всем, кто работал в команде, чтобы создать летопись нашей семьи.

ФОТОГРАФИИ С ИТОГОВОЙ ПРЕЗЕНТАЦИИ

В связи с пандемией презентация проходила в онлайн формате по zoom. Предварительно мы отправили Елене Юрьевне ларец с отчетом и древом.

КОРОТКО О ПРОЕКТЕ

Пандемия внесла коррективы в сроки проекта, увеличив их почти втрое. Исследовательская работа велась в архивах Москвы, Владимирской, Пензенской, Смоленской и Тверской областей.

Что было особенно интересно в ходе этого исследования?

В самом начале нам поведали семейную легенду о том, что предки по одной из фамильных веток убежали от репрессий и таким образом оказались в Московской области. Найдя дело о лишении избирательных прав, мы выяснили, что репрессий семье избежать всё же не удалось. Очевидно, после этого они и покинули родные края в поисках лучшей доли. Также мы документально подтвердили их национальность.

По второму изучаемому роду выяснилось, что прадед и прапрадед носили разные фамилии (образованные от отчества). А другой прадед до революции работал в Москве ломовым извозчиком. Кроме того, мы подтвердили семейную легенду о знаменитой девичьей фамилии прапрабабушки.

Записаться на консультацию