Regnum: «Найти своих предков: как узнать родословную»

Regnum: "Найти своих предков: как узнать родословную".

Корреспондент ИА REGNUM выяснил, легко ли составить свое генеалогическое древо

Найди своих предков: как узнать родословную

В последние годы все чаще люди стараются составлять свое генеалогическое древо. Однако редко кто может назвать даже имена своих прародителей. Выясняя историю своего рода, одни ищут информацию о предках в интернете, в социальных сетях, другие — в электронных базах и архивах. Интерес к составлению семейной летописи подогрели и популяризация ДНК-исследований, и популярные телепередачи, и даже всенародная акция «Бессмертный полк». Тем не менее процесс генеалогического исследования до сих пор доступен далеко не всем: поиск своих предков трудоемок и требует много времени и средств. Чтобы создать свою родословную необходимо знать правила работы государственных архивов и уметь анализировать большие объемы информации. О том, как составить свое генеалогическое древо в интервью ИА REGNUM рассказали руководитель «Проекта Жизнь» Виктория Салтыкова и генеалог Леонид Пирогов.

ИА REGNUM: С чего необходимо начать поиск?

Есть базовые документы, например, свидетельство о рождении дедушки. Человек дает нам документы, от которых мы отталкиваемся в своем исследовании. Например, он из деревни Ногинск Ярославской губернии, тогда мы обращаемся в Ярославский архив и в Рыбинский архив, смотрим базовые документы, которые там есть. Документов много: это ревизские сказки, исповедальные ведомости, рекрутские ведомости, увольнительные от барина. Несмотря на то, что деревня уже не существует 73 года, потому что она залита Рыбинским водохранилищем, документы сохранились и по ней. Можно искать даже по крестьянским переписям. Там будут написаны хозяйства по каждому двору, описания (чем владеют, что имеют, что сажают, сколько продают, сколько оставляют себе, кто из детей помогает на земле, кто и где подрабатывает), то есть эта информация есть по каждой персоне. Для того, чтобы понять эти данные по крестьянам из конкретной деревни, должны быть зацепки от последнего предка.

ИА REGNUM: А где легче искать, в деревне или в городе?

В деревне, конечно, искать легче. Там, на протяжении 3−4 колен будут повторения фамилий, которые уже были, плюс в документах есть восприемники, то есть крестные. По деревням также легче искать, если говорить про глубину истории, условно, можно дотянуть до 1911 года, когда было последнее дворянское собрание, на котором были зафиксированы все существующие на тот момент родословные. Ты дотянулся до этого года, и присоединяешь к себе, и дерево может быть сразу до XI—XII века. А если говорить про XX век, то удобнее и быстрее найти предка в городе, благодаря адресным и телефонным книгам, справочникам и памятным книжкам. Там можно найти адрес или телефон, даже рекламу родственника (например, он был зубным врачом, и в книжке этой можно найти его рекламу).

ИА REGNUM: А часто ли бывают ошибки в исследованиях?

Когда человек, например, не знает даже отчества своего дедушки, то тут могут быть погрешности. Тут надо искать по его отцу, его биографию и свидетельство о рождении. Или, вот дедушка с бабушкой встретились, условно, в городе Минск, а дед может быть из Тульской области. Только из-за того, что после войны дед там оказался, эта ветка стала расти, и развиваться в Белоруссии. Необходимо перепроверять. Генеалогия — наука точная, и не может быть так, что в дереве появляется выдуманная персона. Каждая персона подтверждается минимум тремя документами. Если копаться, то можно найти и семиюродных родственников. Казалось бы, дальняя родня. Но, приезжая к ним в гости, можно найти в их альбомах фотографии своих прямых предков. Чудеса бывают, когда находятся фотографии, подписанные рукой своего предка.

ИА REGNUM: До какого колена можно узнать о своем роде?

Обычно до XVI века. В среднем на это уходит порядка 3,5 лет. Есть и те, кто делает более 20 лет свое дерево: у них оно может достигать XIV века. Тут большую роль играет удача. Одно дело, когда архив в Москве (а у нас все документы, которые раньше XVIII века, хранятся в Москве), то их забирают из областных архивов. Другое дело — ехать в область. Тут уже вопрос личного профессионализма. Бывает такое, что после просмотра одного дела (в среднем книга в 1000 страниц) необходимо повторно обращаться к документу. Бывает, что находятся и пропущенные метрики. В среднем за 3−8 месяцев при хорошем раскладе можно сделать генеалогическое древо на 12 поколений.

ИА REGNUM: Сложно ли попасть в архивы?

Чтобы попасть в архивы, надо пройти своеобразный фейсконтроль и предоставить документы, подтверждающие наличие высшего образования. Также нужны заявление и основание, почему ты этим занимаешься. Если ты профессиональный историк, там один интерес. Если ты своей генеалогией занимаешься, то на тебя будут смотреть как на «муху Ц», которой делать нечего. Вот удивительно, архивные сотрудники не любят честных генеалогов. Мне кажется, они думают, что люди тратят свое время. Когда ты встречаешь любого историка, очень важно найти в архивах своего человека. Это вопрос личных коммуникаций, так как народ там специфический. Там работают кандидаты наук, получающие по 18 тысяч рублей, торопиться им некуда. Надо ждать.

В архивах все строго: камеры кругом, нельзя фотографировать. Если увидят нарушения, то больше никогда не пустят. Там разрешено делать копии в электронном или печатном видах, но это недешево. У меня на проезд по архивам и на копии документов ушло за 3,5 года порядка 1 млн рублей.

ИА REGNUM: А как проводятся исследования в Европе?

В Европе редко родословная может быть большой. Европа — более местечковая, и там большое количество родственных браков. Условно, у моих мамы и папы есть общие дедушки, бабушки и прадедушки. К тому же, в Европе многие очень хорошо знают свою родословную, и очень много всего есть оцифрованного в открытом доступе в интернете. В России все несколько иначе. У нас все-таки было больше миграции, но, тем не менее, я по каким-то веткам могу судить, что 350−400 лет назад мои предки жили на одном участке земли. Бывали перемещения по деревням, но в радиусе 10 км. Поэтому, естественно, когда и другие крестьяне также жили, то там большое кровосмешение произошло.

Вот говорят, что в русской деревне все родственники, это правда. Они могут точно не знать в каком колене, но они родственники. Если говорить о генеалогии в целом, то мы вообще все родственники. Все зависит от того, как «скакали» поколения.

Благодаря развитию ДНК-исследований можно провести расчеты: если взять за вехи 4 поколения (25 лет на поколение), то за 100 лет у тебя будет 4 поколения. Взять 500 лет — получается 20 поколений. То есть, если делать такое дерево и никого не забыть за 500 лет, только по прямой твоей кровной родне это будет 1 млн 46 тысяч человек. А если брать за 1000 лет, то получается 1 трлн 96 млрд человек. Это в 26 раз больше населения планеты! Это говорит о том, что 26 раз только за 1000 лет твои конкретно родственники вступали меж собой в отношения.

ИА REGNUM: Какие сейчас перспективы в развитии исследования предков?

С тем, как шагает ДНК-генеалогия во всем мире, будущее за ДНК-исследованиями. Люди сдают свои анализы и попадают в единую базу данных. Более того, эта база данных ДНК попадает от археологов. Нашли могилу Тутанхамона, например, и знают ДНК его. И если у тебя совпадает ДНК с ним, то можно сказать, что он твой реальный предок. Все открытые могилы проходят проверку на ДНК экспертизу, тем более известные исторические персонажи. Благодаря этому, можно узнать четкий состав крови в разрезе 500−600 лет.

Перспективы большие, потому что у людей есть интерес заниматься родословной. В 90-е годы все кинулись доказывать свою «голубую кровь», поэтому, в принципе, все родословные по знатным родам уже выбраны. А крестьянские — нет. Сейчас к этому есть интерес. Вот взять тот же «Бессмертный полк» — люди, которые начали делать портреты своих дедушек, озадачились своими предками. То, что ты крестьянин, это не является сдерживающим фактором, ты гордишься своими предками.

Источник: ссылка.