На том месте, где теперь «Берлинский дом»…

На том месте, где теперь «Берлинский дом»...

Вам наверняка знакомо огромное здание на углу Петровки и Кузнецкого моста. По пути к нашему офису оно вырастает справа, сразу за ЦУМом. Массивный фасад, бледно-зелёные стены, стеклянная мансарда, эркеры и башенки: это «Берлинский дом», офисно-торговый центр.
Неискушённый молодой москвич, нечасто посещающий Кузнецкий мост, может подумать, что это здание испокон веков стояло на Петровке, соседствуя с доходным домом «Сокол». Однако это, разумеется, не так.
«Берлинский дом» - совсем новое строение, возведено оно было только в 2002 году. Решение о его строительстве приняли совместно мэр Москвы и бургомистр Берлина. Архитектурный проект разработала группа архитекторов под руководством Ю.П. Григорьева, И.К. Бартошевича и К.Д. Кребса.
Что же было прежде на месте «Берлинского дома»? Ведь мы знаем, какими оживлёнными улицами всегда были и Кузнецкий мост, и Петровка: место на их пересечении никак не могло пустовать!
А история, с ним связанная, - одна из самых романтических в позапрошлом веке.

 

Дом королевы

 

В конце XVIII генерал-губернатор И.В. Якоби задумал в приданое своей дочери выстроить роскошный особняк. И вот в 1776 году на углу Петровки и тогда ещё Кузнецкого переулка выросло здание в русском классицизме. Архитектор В.И. Баженов воспользовался формой сходящихся улиц, построив высокую полуротонду, к которой примыкали два симметричных флигеля. Нужно сказать, что ротонда в угловой части здания считается своеобразным фирменным знаком московского классицизма последней трети XVIII века – да и последующего времени. Новый особняк был зданием безупречным и модным.

fullsize

И вот дочь сибирского генерал-губернатора вышла замуж – а избранник её был гвардии капитан А.Н. Анненков. С 1803 года его супруга владела домом единолично – и с этого момента по всей Москве гремела молва об эксцентричной и баснословно богатой барыне. Городские остряки прозвали её королевой Голконды – местности в Индии, знаменитой своими алмазами. Анна Ивановна Анненкова, статская советница, жила невозможной жизнью, будучи своим домашним тираном и богиней. Ходить в доме полагалось не иначе как в чулках, невозможно было зайти к барыне без доклада, всю одежду барыни полагалось греть живым теплом, и одевать её нужно было дважды: для дневного и для ночного туалета. В особняке Анненковой не знали смены дня и ночи, в любой час Анне Ивановне могло потребоваться выехать или откушать. Свита барыни составляла около ста пятидесяти человек. Постоянно окружали её молодые красивые девушки, которые поочерёдно должны были находиться в её комнате. На ночь в комнату Анны Ивановны вносились диваны, на которых помещались дежурные. Они должны были сидеть всю ночь и обязательно говорить вполголоса. Под их говор и шёпот дремала причудница, но стоило им умолкнуть - она сейчас же просыпалась.

 

Француженка и декабрист

 

У Анненковой было двое сыновей: старший Иван и младший Григорий. Младшего Анненкова постигла несчастливая судьба: он был убит на дуэли. А вот старший вошёл в историю и своей страны, и мировой литературы.
Иван Анненков, поручик Кавалергардского полка, был почтительным сыном и сопровождал свою мать в её титанический покупках на Кузнецком мосту. В модном доме Дюманси он увидел молодую французскую женщину, которая служила в магазине приказчицей. Её звали Полина Гёбль.

9386829-0310

Он – в собственном особняке на Петровке, она – в лавке на Кузнецком мосту: их страстной любви не могло помешать даже ревнивое самодурство его матери. Не заходило речи о свадьбе – однако молодые люди не мыслили жизни друг без друга.
Через полгода после их знакомства произошло восстание декабристов. Поручик Анненков был на Сенатской площади – но по другую сторону от своих товарищей. Однако впоследствии он был арестован как «виновный разговорами». Его лишили чинов и дворянства и заключили в Петропавловскую крепость. Год спустя он был отправлен в Сибирь.

В 1827 году Полина поехала вслед за своим невенчанным супругом. А в апреле следующего года в Чите молодые заключили брак. Семья Анненковых жила на поселении в Иркутской и Тобольской губерниях, затем в Нижнем Новгороде. Здесь в 1857 году с ними повстречался Александр Дюма, который путешествовал по России. Полина Гёбль, в России ставшая Полиной Егоровной Анненковой, умерла в 1876 году. Муж пережил её на год. Мужественная француженка оставила мемуары, которые и рассказывают о сумасбродном быте дома Анненковых и о судьбе молодого кавалергарда. Его мать, «Королева Голконды», умерла ещё в 1842 году в бедности и в одиночестве.
За пять лет до своей смерти Анненкова продала дом коммерсантам Михалковым, которым он принадлежал до самой Революции. При новых хозяевах дом сделался доходным, то есть частично сдавался внаём.

 

На углу Петровки и Кузнецкого

 

В 1830-1840-х годах в бывшем доме Анненковых располагались ресторан и гостиница француза Транкля Яра. Позднее их место заняла гостиница «Франция», в которой нередко останавливались Н.А. Некрасов, И.С. Тургенев и М.Е. Салтыков-Щедрин.
В 1900-х годах особняк занимал кинотеатр «Мефистофель», а на первом этаже полуротонды находилось кафе-кондитерская «Трамбле». Были в доме и фотоателье Н.И. Свищева-Паоло и М.С.Наппельбаума, а также популярный филателистический магазин. Начало XX столетия отмечено буйным расцветом визуальной рекламы – так что Анненковы, вернись они в своё родное гнездо, не узнали бы его.

annenkova_haus_kuznetsky_most-2

Покрытый аляповатыми, разномастными вывесками, он растерял свою классицистическую грацию – а ту ещё Трамбле распорядился снабдить первый этаж ротонды декором в стиле модерн. Фриз у основания купола покрыла вывеска фотографа В. Чеховского, над нею красовалась реклама магазина кустарных изделий «Союз», а еще выше, в довершение картины, располагались бежавшие по кругу буквы рекламы кинотеатра «Мефистофель», похожей на миниатюрное колесо обозрения.
После 1917 года кафе Трамбле сменила «Музыкальная табакерка», где собирались почитать свои стихи перед публикой известные и неизвестные поэты.
Совсем незадолго до Революции владелец здания задумал снести его и построить новое, даже заказал проект знаменитому архитектору русского модерна Александру Зеленко. Но социальные катаклизмы навсегда похоронили его замыслы.
Дом Анненковой, целый мир истории и архитектуры, был снесен в 1948 году вместе со всем кварталом по Петровке, от Кузнецкого моста до Дмитровского переулка. Предлогом послужило расширение улицы. Памятник старались спасти, в 1946 году Главное управление охраны памятников Комитета по делам архитектуры СССР пыталось оспорить решение Мосгорисполкома о сносе дома Анненковых. К сожалению, это не помогло.
Так что в «Звезде пленительного счастья» роль дома Анненковых пришлось сыграть московской усадьбе Усачевых – Найденовых на Земляном валу.

754598884676619-1

На его месте особняка по проекту ландшафтного архитектора М.П. Коржева был разбит сквер, где в течение четырёх десятилетий находилась летняя веранда кафе «Дружба». А в начале XXI века на углу Петровки и Кузнецкого вырос многофункциональный комплекс.

О судьбе русского дворянина и французской модистки знает каждый, кто смотрел фильм В.Я. Мотыля или читал роман Александра Дюма-отца «Учитель фехтования». Но всякий ли вспомнит их, проходя по Кузнецкому мосту мимо «Берлинского дома»? Теперь вы вспомните.

Автор: Анна Тимофеева