Тупики в генеалогических исследованиях

Тупики в генеалогических исследованиях

Тупики в генеалогических исследованиях.

Зачастую при проведении родословных исследований возникают такие ситуации, при которых дальнейшее изучение родословной наталкивается на определённые трудности и чрезвычайно затруднено. Или, другими словами, тупиковые ситуации, тупики в исследовании. Мне с подобной проблемой пришлось столкнуться практически в самом начале исследования собственной родословной, когда по документам Тверского архива я не могла найти своего прапрадеда-старообрядца, проживавшего в Ржевском уезде Тверской губернии. И только спустя какое-то время я смогла выяснить, что прапрадед был не старообрядцем, а единоверцем, и только тогда исследование удалось продолжить и восстановить родословную. С тех пор я всегда держу в голове проблему тупиков и собираю в голове всевозможные ключики для решения тупиковых ситуаций. Тупики в генеалогических исследованиях

Из-за чего могут возникать тупики? Причины, естественно, самые-самые разнообразные. Первая причина и одна из самых главнейших — несохранность основных генеалогических источников, то есть метрических книг, материалов переписей, исповедных ведомостей. Генеалоги наперечёт знают регионы, в которых проведение исследований чрезвычайно сложно. Это, например, Полтавский архив. В здание Полтавского архива во время войны попала бомба. Это Чечня, где огромное количество документов, практически 90%, погибло в ходе двух чеченских войн. Это Кострома, Костромской архив и Каменец-Подольский на Украине, где архивы горели в 1982 и 2003 годах. Вот, например, как выглядит лист документа из Костромского архива. Когда я приехала впервые в Костромской архив, мне вынесли папки с документами, я сначала буквально не поняла, что такое из этих папок сыплется. Открыла эти папки, и это оказался пепел. И вот буквально я держала в руках документ и он у меня в руках крошился. Это, конечно, такое жуткое ощущение, когда буквально в твоих руках документ рассыпается и исчезает информация из него соответственно. Тупики в генеалогических исследованиях

Другая причина, тоже распространённая, — это недостаточность биографических сведений о предках. То есть вы можете не знать, где родились ваши прабабушка или прадедушка или, если семья переселялась, может быть неизвестно место выхода. Географические проблемы тоже одни из самых распространённых. Другой аспект такой проблемы — это… Общеизвестно, что в советское время потомки так называемых бывших — дворян, купцов — предпочитали скрывать своё происхождение, боясь репрессий. Сейчас это считается одной из главных причин утраты связей между поколениями. Мой коллега мне рассказывал, что он только перед смертью своей тёти узнал, что их предки — богатейшие купцы из Сызрани.

Итак, главный вопрос — что же делать в таких ситуациях, как поступать и как вести дальше исследования. Мой главный принцип — это не сдаваться. Можно сказать, вцепиться, вгрызться в этот материал исследовательский. У меня даже, по своему опыту скажу, при возникновении таких тупиковых ситуаций возникает ощущение азарта, то есть кто кого переспорит — я время или оно меня.

Зачастую вы, наверное, знаете, что генеалогические исследования сравнивают с детективом в прошлом. На мой взгляд, такое сравнение применимо к исследованию тупиковых ситуаций. Потому что исследователь, как Шерлок Холмс, должен собрать максимум документов, проанализировать их, сопоставить, выдвинуть гипотезы, проверить их и таким образом попытаться решить эту загадку в прошлом.

Какие подходы существуют к решению этих тупиковых ситуаций? Я успеваю сейчас более подробно рассказать о двух подходах, которые использую я при проведении генеалогических исследований. Первый подход — это привлечение к исследованию анализ косвенных генеалогических источников. Что это такое? Мне запомнились слова моего преподавателя на истфаке, который говорил, что источником является всё вокруг нас. Это все документы, которые содержат сведения о людях. И не только, конечно, документы. Тупики в генеалогических исследованиях

Вы общаетесь со своими близкими, записываете их воспоминания, таким образом ваши родные являются живыми носителями памяти о прошлом вашей семьи. Или вы, например, приезжаете на кладбища. Некрополи — это ценнейший генеалогический источник. Или, например, поисковики на местах боёв Великой Отечественной войны находят ложки или кружки с нацарапанными на них именами погибших бойцов. Это тоже, конечно, ценнейший источник. Или, например, сейчас у меня в руках газета. Газета обычная «Русские ведомости» от 7 августа 1894 года. Это последние месяцы царствования императора Александра III. Первая полоса газеты, и вы сразу же можете видеть несколько некрологов. Причём в этих некрологах упоминаются не только сами умершие люди, но и их родственники. Вот, например, я вот этот некролог зачитаю:

«Вдова коллежского секретаря Магдалина Александровна Кистова скончалась 5 августа после продолжительной болезни, о чём с глубокой скорбью извещают родных и знакомых дочь её Анна Рафаиловна Акимова и зять Исаак Соломонович Акимов». Тупики в генеалогических исследованиях

Но, конечно, вернёмся к основному источнику, традиционному. Это архивные документы. Среди них моя наиболее любимая категория — это судебные дела. Сразу расскажу и покажу на примере. Начало XX века, Сибирь, большое село Верх-Красноярка Каинского уезда Томской губернии. Крестьяне села подают в суд жалобу на местного священника. И объявляют его в пристрастии к алкоголю, в поборах за крестины, венчания и отпевания. Что самое ценное, в этом судебном деле содержатся свидетельские показания самих крестьян и затем объяснения священника. Вот, например, крестьянин Василий Павлович Кайгородов в своих показаниях сообщает: «К службе батюшка относится нерадиво. Во весь Великий пост и до Ильина дня было только четыре обедни. То он больной, то в разъездах за пределы прихода. Сам я лично отдавал за венчание своих детей за первого — 50 рублей, за второго — 30 рублей, что мне кажется очень дорого и обидно». Конечно, священник пытался защититься от этих обвинений и в его показаниях записано: «Василий Кайгородов показал, что я за венчание детей взял за первого, Кирилла, 50 рублей, а за второго, Симеона, 30 рублей». Таким образом судебное дело даёт нам доказательство родства между отцом — Василием Кайгородовым — и его сыновьями, имена которых назвал священник. Тупики в генеалогических исследованиях

В качестве подобных спасительных косвенных источников могут выступать самые разные документы. Это, например, списки избирателей 1917 года, рекрутские и призывные списки, списки налогоплательщиков и, наоборот, списки должников по налогам, даже планы населённых пунктов с перечисленными именами домохозяев.

Другой подход, гораздо более сложный, как я его называю, «сплошной» метод. Его применение может быть различным. Например, в том, что вы изучаете не только интересующую вас семью, но и родословную всех жителей данного населённого пункта. Конечно, я имею в виду в первую очередь сельские населённые пункты. Такой метод работы, например, полезен при столкновении с ситуацией переселения.

Пик переселения крестьян в России, как известно, пришёлся на вторую половину XIX — начало XX века. Крестьяне из-за земельного голода (то есть нехватки земли) в Европейской России, на Украине и в Белоруссии покидали свои родные деревни и переселялись в Сибирь, на Дальний Восток, в Среднюю Азию. И при этом зачастую сначала на новое место уезжала одна семья, а потом, если у переселенцев всё складывалось удачно, то в своих письмах они начинали звать своих родственников и бывших односельчан к себе. Таким образом, если вы изучаете не только свою семью, но и пытаетесь найти, откуда она переселилась в данный населённый пункт и захватываете другие семьи. Это может вам дать ключик к решению вопроса, откуда переселилась и ваша семья. Возможно, они переселились из одного села, из одной деревни.

Другой способ применения «сплошного» метода, конечно, ещё более сложен, он подразумевает изучение документов не только по всем жителям населённого пункта, но и в целом по уезду и даже губернии. Тоже расскажу историю из своей практики. Главная сложность была вызвана неизвестностью места рождения человека. Тупики в генеалогических исследованиях

Пётр Александрович Чудинов 1904 года рождения. До войны жил в Челябинске, работал на почте. Был женат, у него была дочь. В начале войны был призван на фронт и пропал без вести. Ничего о родителях, братьях, сёстрах Петра Александровича известно не было. Конечно, самый первый шаг в исследовании — это обращение к базе данных «Мемориал». И в базе данных буквально сразу нашёлся документ про Петра Александровича. И в нём указывалось, что место его рождения — деревня Малая Богдановка Бузулукского района Куйбышевской области. Казалось бы, задача решена, место рождения выяснено. Но, когда я начала смотреть метрические книги по Малой Богдановке, записи о рождении Петра Александровича в них не было.

Далее я решила на время отложить метрические книги и обратиться к другим биографическим документам Петра Александровича, чтобы с их помощью попытаться найти какие-то дополнительные свидетельства о его месте рождения. Была проделана большая исследовательская работа, я обращалась, естественно, и в архив военкомата, и в архивы загса, искала документы по местам работы Петра Александровича до войны. И, естественно, пыталась найти в Центральном архиве Министерства обороны учётно-послужную карточку Петра Александровича, потому что он был офицером. Но ни одно из этих направлений поиска никакого результата не дало. Либо документы не сохранились, либо там тоже была указана та же самая Богдановка. Вот такой явственный и сложный тупик, показавшийся непреодолимым.

Тогда я решила попытаться поискать в Центральном архиве Министерства обороны документы о боевом пути Петра Александровича по тем фондам воинских подразделений, в которых он проходил службу во время войны. Это 381-я стрелковая дивизия 39-й армии. 39-я армия имеет печальную известность. Летом 1942 года она попала в окружение подо Ржевом, как выяснилось, именно в этом окружении и погиб Пётр Александрович. На сайте ОБД «Мемориал» он был указан как пропавший без вести. В ходе работы удалось установить его полный боевой путь и даже найти свидетельства очевидцев, которые видели Петра Александровича перед выходом из окружения. Это перечислены пути, которые я пыталась предпринять. Тупики в генеалогических исследованиях

В докладной исполняющего обязанности начальника полевой почтовой станции в штаб дивизии сообщалось, не знаю, читается или нет: «Имущество уничтожено при окружении в последнем пункте около переправы "Село Егорье". На уничтоженные имущество и ценности на полевой почтовой станции составлен акт, каковой находится у начальника ППС тов. Чудинова. Последний из окружения по настоящее время не вышел». В списках безвозвратных потерь личного состава дивизии за июль 1942 года со слов очевидца сообщается о Петре Александровиче: «Ранен, остался в лесу у деревни Егорье. Очевидец Шерметов Адмижан». Деревня Егорье — это современный Бельский район Тверской области.

Поисковые отряды, которые работают на местах боёв Великой Отечественной, публикуют сведения о своих находках в продолжающемся издании «Имена из солдатских медальонов». Я просмотрела все тома этого издания, но имени Петра Александровича в них не нашла. То есть либо его останки до сих пор не найдены, либо найдены, но не опознаны. И здесь, конечно, вспоминаются строки из известного стихотворения Твардовского «Я убит подо Ржевом»:

…Летом, в сорок втором

Я зарыт без могилы. Тупики в генеалогических исследованиях

Всем, что было потом,

Смерть меня обделила.

И тем не менее проведённый кропотливейший поиск в архиве Министерства обороны главного результата не дал. То есть никаких дополнительных уточнений по месту рождения Петра Александровича найдено не было. И тогда среди инструментов остался только последний, самый сложный вариант. Это, как я его называю, «сплошной» метод, то есть изучение всех метрических книг всех церквей города Бузулука и Бузулукского уезда за 1904 год. Исследовательская ситуация осложнялась ещё тем, что метрические книги Бузулука и Бузулукского уезда находятся в трёх разных архивах — Самары, Оренбурга и Бузулука. Я первоначально посмотрела около 30 метрических книг церквей в архивах Самары и Бузулука, никаких сведений найдено не было. Если вы занимаетесь поиском, понимаете, какое огромное время уходит на изучение документов. Тогда оставался только архив Оренбурга и, конечно, шансы на успех такого авантюрного мероприятия таяли с каждым днём. Когда я ехала в Оренбург, у меня уже не знаю, сколько процентов надежды выяснить место рождения оставалось. Тупики в генеалогических исследованиях

Я приехала в Оренбург, продолжила изучать метрические книги, и на метриках где-то 50-й по счёту церкви запись о рождении Петра Александровича удалось найти. Вот, собственно, она. Как выяснилось, он был крещён в церкви села Большая Ремизенка Бузулукского уезда. Его родители — крестьяне Пермской губернии Александр Семёнович и Татьяна Васильевна Чудиновы. То есть в найденной записи — вот она наверху выделена — никаких упоминаний о Богдановке нет. С чем такое может быть связано, почему тогда Пётр Александрович во всех найденных биографических документах указывал Богдановку как место рождения? У меня вариант объяснения только один: что возможно в какой-то период времени родители Петра Александровича действительно ехали в эту Богдановку и у Петра Александровича в памяти эта деревня сохранилась как место его рождения и поэтому он её и указывал во всех дальнейших документах.

К важным факторам успеха в поисковой работе, конечно, относятся навыки анализа документов, знания существующих современных баз данных, знания особенностей системы хранения документов в архивах России и других стран. Например, общеизвестно, что РГАДА (Архив древних актов)… Традиционно считается, что РГАДА хранит документы только вплоть до начала XIX века. Но там можно найти документы и XIX и начала XX века. В первую очередь это личные фонды дворянских семей, в которых можно найти в том числе и ревизские сказки на принадлежавших им крепостных крестьян. Или, например, такой интересный источник, как акты об ущербе, который нанесли немцы жителям оккупированных деревень в ходе Великой Отечественной войны. Эти документы можно найти в районных архивах, в областных архивах, и в Госархиве Российской Федерации. Тупики в генеалогических исследованиях

В перечне современных методов поиска, конечно, стоит назвать поиск людей через социальные сети, особенно если поиск ведётся в отношении человека с редкой фамилией, сайты MyHeritage, Geni.com, ДНК-генеалогию.

Естественно, когда тяжёлая исследовательская работа завершается удачно, успешно, то эмоции просто переполняют. Это радость и восторг. При этом для меня лично даже неважно, занимаюсь я при этом своей родословной или исследую чью-то другую.

Но, конечно, тупиковую ситуацию не всегда возможно преодолеть с положительным исходом. Но и тем не менее, я считаю, что здесь ценна уже сама попытка действия. Как говорил герой Джека Николсона в фильме «Пролетая над гнездом кукушки»: «Я, по крайней мере, попытался». Например, возможно, кто-то из детей, внуков решит продолжить ваш поиск и у него уже будет возможность не повторять пройдённое, а «встать на ваши плечи» и продолжить поиск с вашей точки. Кроме того, кропотливый процесс исследования всегда приносит новые интересные детали, которые обогащают ваши знания о предках, о той местности, в которой они проживали, о том социальном слое и в конечном итоге об истории рода.

Как я могу сказать на своём опыте, меня более всего, наверное, поразили по своей несохранности архивы Полтавы и Чечни. Вот здесь огромнейшая зияющая дыра, с которой очень сложно работать. А с Костромой я работала, работать, в принципе, возможно. Конечно, я вам показывала, какие документы, но тем не менее возможно. Тупики в генеалогических исследованиях

В первую очередь здесь очень важно знать, в каком воинском подразделении ваш предок служил. Без этой информации узнать практически невозможно. Сначала надо это узнать, через архивы военкоматов. Если офицер был, то есть картотека учётно-послужных карточек офицеров ЦАМО. Сначала вы, естественно, просматриваете доступные базы данных: «Память народа», «Подвиг народа». Самое главное, ключевое — знать подразделение. Затем вы приходите в архив и заказываете описи документов этих подразделений. И уже вам выносят описи и вы по ним смотрите, какие документы сохранились, их заказываете, и дальше уже рабочие процессы. Тупики в генеалогических исследованиях