Центр восстановления
истории семьи
и генеалогического поиска
+7 (495) 118-09-24
Кузнецкий Мост, 6/3 стр. 3

Разнообразие генеалогических источников. О чем они могут рассказать?

"Я призываю каждого исследователя быть пристально внимательным к любой цифре, к любому слову в историческом документе, а всех остальных, любителей, быть просто исследователями. Это чрезвычайно интересно. Это как раскладывать и собирать пазлы" Разнообразие генеалогических источников

Какой самый главный документ в жизни каждого человека?

— Свидетельство о рождении.

Абсолютно верно, это свидетельство о рождении. Свидетельство о рождении — это самый главный документ в жизни человека. Почему? Потому что это первый документ, который получает человек. И там написана самая важная информация о его рождении, о его родителях. Свидетельство о рождении — это, в общем, советский термин. Раньше оно называлось просто метрика. Почему? Потому что вся информация о рождении человека была записана в метрических книгах.

Итак, для, выражаясь современным языком, молодёжи более понятным, существует топ-3 вопроса, которые владеют умами начинающего исследователя:

  • Где родился их далёкий родственник, предок?
  • Где завёл семью и детей?
  • Где окончил свои дни?

Безусловно, потом захочешь знать ещё больше: где он учился, где работал, где служил, может быть, воевал, не дай бог. Но всё это будет потом. А поначалу пока вот три основных вопроса.

Ещё, если выражаться тоже современным языком, для 90% населения Российской империи, которую составляло, естественно, крестьянство, основная масса, существовало топ-3 источника по генеалогии. Всего остального, естественно, очень много. Это метрические книги, ревизские сказки и духовные книги (исповедные ведомости). И, безусловно, для всех сословий без исключения, для любых конфессий самый главный документ — это метрические книги. Возможно, они назывались по-разному, но суть была одна. Это метрики, где записывались данные: рождение, брак, смерть. Поэтому, говоря о генеалогических источниках, нельзя обойти вниманием этот документ. Он настолько уникален, насколько, как я уже говорил, разрушает мир стереотипов, что я, конечно, поведу разговор в первую очередь о нём.

Метрические книги

Итак, метрические книги. В середине XVII века страну, Русское царство, потряс мощный кризис, который именуется расколом. Чтобы преодолеть негативные последствия этого кризиса, был призван Большой церковный собор, который собрался в 1666 году. На этом соборе — естественно, нужно понимать, конечно современным языком, возникла оппозиция, с ней нужно бороться — и церковные иерархи решили бороться весьма уникальным способом: всех оппозиционеров нужно было минимум переписать, сосчитать, учесть каким-то образом.

Вот тогда в головах церковных деятелей родилась идея о заведении специальных книг, в которых было всё это отражено. Спустя некоторое время реализовать эту идею на практике удалось уже Петру, который помимо отцовских забот о расколе был озабочен своими делами, все понимают, какие у него были проблемы, «Слово и дело» оттуда. Поэтому в 1702 году вышел указ о том, что все приходские священники обязаны были доносить вышестоящие инстанции — консистории — все сведения о родившихся и умерших. Таким образом была реализована первая часть программы.

На протяжении всего XVIII века формуляр метрических книг изменялся, туда что-то вносилось, убиралось, появлялась нужная информация какая-то для того, чтобы учитывать, и концу XVIII — началу XIX века формуляр был уже почти полностью реализован. Но первые метрические книги свидетельствуют о том, что священники не хотели заниматься ненужной писаниной. Ну представьте, это им навязали, толку не было никакого, ответственность большая, награды нет. Собственно говоря, в таком виде они родились и появились на свет.

Любопытно, что в 1764 году Сенатский указ даже расписал перечень болезней, от которых могли умирать подданные империи. На тот момент их было всего 20. Можно было умирать от 20 различных болезней. Правда, список венчал «от неизвестной болезни» — такой термин, под которым можно было уместить всё. Но среди них встречались довольно любопытные. Ну, например, «от зубов» — как можно было умереть от зубов, я не знаю, но наверное. «От родимца» — достаточно частые и многочисленные смерти — это детские смерти. Родимцы — это все дети, которые умирали в возрасте до полугода. «Фрянок» — фряжская, французская болезнь, медики понимают, о чём идёт речь, очень распространённая вещь и в те времена, и вплоть до первой половины XX века, это сифилис. «Жабья болезнь» — это различные удушья, то есть человек умирал от какого-то удушья. «Скорбуш» — цинга. Все остальные — достаточно прозаичные названия: безумие, горячка, чахотка и так далее.

Были такие среди священников, которые, естественно, прямо поначалу пытались благоразумно отказаться или отписаться от ненавистной им работы. Так, например, священник села Житного Рязанского уезда в 1737 году доносил вышестоящему начальству, что за весь минувший 1736 год в его приходе не было ни одного родившегося, ни одного бракосочетавшегося, ну и тем более умерших. Это при численности населения где-то в тысячу человек. Представить себе такое достаточно тяжело, да? Но тем не менее. Большинство моих исследований… Ну, собственно говоря, это неудивительно, поскольку все занимаются, как правило, собственными корнями, поэтому большинство моих исследований основано на данных метрических книг тех мест, откуда были родом мои предки. Это Рязанская губерния в большинстве своём. Поэтому, естественно, я буду оперировать этими цифрами, но они достаточно интересные.

В метрических книгах XVIII века в изобилии встречаются всевозможные нелепицы и описки. Такие, что просто диву даёшься. Ну например, в 1757 году дважды рождались: Анна Тихонова, дочь Тихона Захарова, 9 декабря 1757 года и ровно через год — 9 декабря 1758 года. Естественно, я повторюсь, как это удалось установить? Естественно, это удалось установить только в результате тщательно выписанной информации. То есть на первый взгляд, если вы будете искать точечную информацию, вы никогда этого не найдёте. Поэтому ещё раз говорю: я начал с того, что я призываю всех быть пристально внимательными. Нельзя выхватить из контекста какую-то информацию, вы можете ошибиться. Итак, дважды венчались Василий Николаев и Васса Сидорова, 17 января 1745 года и так же ровно через год.

Но абсолютный рекорд побили, конечно, дважды умершие. Это Сидор Афанасьев, причём оба раза он умирал в возрасте 90 лет. То есть 13 сентября 1761 года и спустя четыре месяца 20 января 1762 года. Григорий Борисов — вообще абсолютный рекордсмен, потому что первый раз он умер 17 июня 1754 года в возрасте 62 лет, а затем — ровно через год, но уже прожив 68 лет. Ну, скорее всего, мы понимаем, этот возраст ничего общего с реальным возрастом не имел, записанный. Так, например, у крестьянина Михаила Михеева 1 января 1745 года рождается сын Василий. Он умирает в тот же день, но в возрасте пяти лет. У Гавриила Васильева 1 февраля 1745 года рождается сын Тимофей, который умирает спустя пять дней, но уже в возрасте 12 лет.

Нужно понимать, что такое метрическая книга. Это не информация, которая записана одна за другой. Третья часть метрических книг — это записи о смерти. Первая часть — это запись о рождении, а третья часть — она вот здесь, то есть её не видно. Именно поэтому, возможно, были такие нелепицы. Итак, о чём говорят такие бредовые, казалось бы, цифры и данные? О том, что пять типов книг, которые мне удалось установить, это 45–46-й год, 49–50-й, 54–55-й, 57–58-й и 61–62-й, представляют во многом идентичную картину процентов на 60. Иными словами при заполнении метрик пользовались данными предыдущего года. Представляете, какие молодцы, да? А это XVIII век.

Высокая рождаемость всегда была свойственна крестьянской семье. Тем более странными, учитывая эти цифры, выглядят те данные, что в этом приходе в тысячу человек, рождённых в 1750 году было два человека, или в 51 году — шесть человек. Невероятно. Так в чём же дело? Ну причина на самом деле была банальна. А банальная причина — это … Абсолютно верно. Так, например, при таксе крещения всего в одну копейку, причт мог не записать 20–30 человек с рождения. 10–20 копеек, например, мог утаить с венчания, ну и 20–30 копеек со смертей. Набегал приличный левый доход в размере 70 копеек — один рубль. Проверить это было невозможно. А почему? А потому что не было санкций. У нас всё начинается с санкций.

Так вот, такое безобразие творилось до 1779 года, пока не вышел сенатский указ с громоподобными и громогласными изъявлениями и с метанием громом и молниями. А что послужило, собственно говоря, толчком? Банальная ситуация. В Малороссии некий колодник убил служанку некоего казацкого старшины. Естественно колодника повязали, привезли в местное отделение, стали допрашивать, чтобы его осудить как следует, а он возьми и скажи: «А я несовершеннолетний». Они, конечно, посмеялись, сказали: «А ты посмотри на себя, тебе лет 30 поди».

Тут же быстро сообразили, отписали письмо в Малороссийскую коллегию с требованием быстренько прислать выписку из метрической книги о рождении этого негодяя, на что так же быстренько пришёл ответ, что никаких метрических книг нет, данных нет и ничего мы сказать не можем. В результате чиновники попали в безобразное положение, после этого Сенат, Синод и все остальные люди стали метать гром и молнии, в результате появился на свет указ, что впредь священнику за это отвечать чуть ли не личным имуществом, были наложены сильнейшие штрафы. И после этого, после 1779 года начинается ведение метрических книг в более-менее исправном состоянии. Ну вот так, собственно говоря, начинается любая бюрократия. Так она начиналась у нас.

Итак, третья часть. Одна из самых интереснейших, как я уже говорил, несмотря на такое, казалось бы, мрачное название, анализ записей о смерти. Остановимся подробнее на этом.

В третьи части метрических книг, как я уже говорил, вносились данные о смерти. Причина смерти устанавливалась приблизительно, потому что ну что взять с сельского священника, откуда он обладал какими-то познаниями. Именно, кстати, по этой причине практически до середины XIX века никакие метрические книги не знают термина «рак». Не было такого понятия. Тем более приходской священник это не мог никаким образом установить.

Мало того, возраст, как правило, завышали и округляли. Более половины так называемых круглых дат приходится на возраст свыше 50 лет. Более того, свыше 60 лет эта цифра увеличивается в два раза. Резонно возникает вопрос: а на сколько тогда были велики расхождения реального возраста с тем, который был записан в метрических книгах?

Ну для этого было необходимо верифицировать, установить возраст этих людей. Что такое верификация? Есть латинское слово verus — истинный. Вот это человек, у которого подлинно установлены дата рождения и дата смерти. То есть есть документально подтверждённые свидетельства. Причём это свидетельство должно быть выдано именно в тот момент, когда человек родился. Вот, например, моё свидетельство мне было выдано 9 января 1969 года. Момент рождения. Если бы я его потерял, то я бы уже считался не верифицированным человеком. Дубликат не признаётся. То есть нужно документ того самого периода.

Естественно, опять-таки на основании данных своих родственников я провёл небольшое исследование. Там было, правда, всего 54 человека, но для исследования одного рода — это много. Единственный нюанс, что в исследование не попали женщины. Почему? Было достаточно понятно, да? Установить судьбу женщины, проследить по метрическим книгам крайне сложно. Те, кто работал, прекрасно понимают: женщина выходила замуж, меняла фамилию, рождались дети, она могла уехать в другой приход, то есть отловить её по метрическим книгам — это крайне сложное занятие. Поэтому в списке в основном мужчины. Но тем не менее все они верифицированы. То есть у них документально установлена дата рождения и документально подтверждена дата смерти.

Итак, абсолютное большинство людей — 75% — выглядели старше своих лет. Ну, это тоже понятно, потому что на возраст, как мы все прекрасно знаем, влияет состояние человека. Как правило, это всевозможные болезни. Ещё необходимо ответить, что тоже всем в принципе известно, что каждому определённому возрасту соответствуют определённого типа болезни, как правило.

Итак, статистика. Больше половины случаев — 53% — это либо отсутствие разницы, либо незначительная разница не более двух лет. Это говорит о том, что возраст, записанный в метрических книгах, более-менее близок к реальному, даже не более-менее, а скорей всего близок. Как правило, завышенный возраст наблюдался у людей старше 80, это 67%, и старше 70, это 30%. От 21 до 49 лет завышение возраста более чем на два года не наблюдалось.

Как священник определял это? У него действительно хранился приходской экземпляр, который хранился в ризнице. Для того, чтобы записывать данные о смерти, когда человек умер, вряд ли священник ходил, брал, делал работу ненужную: встать, пойти в ризницу, достать эту книгу, пролистать. Он записывал на глазок или со слов родственников. Как правило, такая информация была.

Заниженный возраст наблюдался, как правило, у людей старше 40 лет, от 40 до 50. Это 75%. То есть определить возраст людей тогдашних, находящихся в диапазоне 40–50 лет, было практически невозможно. Достаточно любопытно, что занижения возраста у людей свыше 80 лет не наблюдалось. Это тоже говорит о том, что определить возраст стариков практически невозможно. Ну старенький и старенький.

52 человека умерло от 17 известных болезней, в двух случаях причина смерти записана не была. Наиболее распространённая причина — это от старости. Человек просто усыхал естественным путём: что-то случилось, лежал, потом умер. Скорей всего, пришло время. Для тех, кто умер от старости, возраст колебался — вот сейчас мы тоже затронем интересную тему, достаточно актуальную в связи с последними событиями — от 57 до 79 лет. В 57 лет от старости умер один человек, в 60–69 лет умерло 8 человек, 70–79 лет — умерло 8 человек. Сейчас возникает резонный вопрос: а что же такое старость, когда она наступает? И за ней долгожданная пенсия, собственно говоря. При этом два человека умерли «от древности», которая для них наступила в 68 и 80 лет, один человек умер «от дряхлости» в 66 лет и один «от преклонности лет» в 61 год.

Термин «старость», как мы понимаем, вообще нельзя определить. Потому что в разных обществах этот термин имеет разные значения. Во многих частях света люди могут считаться старыми абсолютно по разным причинам. Ну, как правило, мы считаем, например, что человек становится старым, когда он становится дедушкой или бабушкой, то есть у него заводятся внуки. Или когда начинает выполнять меньший объём работы. Но, как правило, в европейских странах, в Америке, в России, человек становится старым, когда он достигает определённого возраста.

И здесь начинается самое интересное, возраст. В нашей стране в 65 году была принята следующая классификация людей старшего поколения: пожилой возраст — для мужчин 61–74 года, для женщин — 56–74 года, старческий возраст наступал у всех одинаково — с 75 до 90. А долгожители — те, кто проживал свыше 90 лет. Можно заметить, — мне, например, ни разу не попадалось, — что в метрических книгах термин «пожилой возраст» не встречается ни разу. Люди XIX века его не знали?

Оказывается, в словаре Даля есть такое понятие — «пожилой возраст». Так вот, как вы думаете, как словарь Даля определяет человека пожилого возраста? Версии есть? Абсолютно верно: «подстарок, близкий к 50». Вот я — пожилой человек. Даль выделяет 11 возрастов, деля их по семь лет. Утробный, младенческий, ребячий, отроческий, юношеский, возмужалый, мужеский, середовой, нетяглый, старческий, дряхлый. Вот после 63 лет наступает дряхлый период. Каждому возрасту соответствует семь лет.

Ну понятно, что со второй половины XX века всё это сместилось лет на пять-десять вверх. Потому что естественно уровень жизни повысился, продолжительность жизни выросла. Например, как вы думаете, какая была продолжительность жизни в среднем опять-таки по стране, хоть не люблю таких терминов, потому что это всё равно, что средняя температура по больнице? Статистические данные показывают, что в 1939 году в нашей стране была 47 лет. Спустя 16 лет, по окончании войны средний возраст в нашей стране был 64 года. Представляете, +17 лет за 16 лет. Я поэтому и говорю, статистика — наука такая. Мы все понимаем, что здесь много от лукавого. Непонятно, кого меряли, непонятно, как посчитали, цифры в справочнике приводятся и, что за ними скрыто, непонятно, но тем не менее.

Интересные цифры, связанные с попыткой верификации того, что я сейчас говорю.

Все в России — ну не только в России, но у нас особенно — любят различные юбилеи, празднества, торжества. Вот решили в своё время торжественно отметить столетие Отечественной войны 1812 года, чиновники решили, естественно, побыстрее и хорошо отрапортовать, по всем губерниям и уездам Российской империи был разослан циркуляр: отыскать живых участников и очевидцев вторжения Наполеона, а равно и боевых действий. Абсолютно верно, и они были найдены! Вот как раз и рассказываю.

Ну, может быть, кто знает, но шуму наделала история с неким Павлом Яковлевичем Толстогузовым, который был обнаружен, внимание, не смейтесь, пожалуйста, город Ялуторовск Тобольской губернии. Никому в голову тогда не пришло посмеяться, потому что, извините, Наполеон до Тобольской губернии явно не доходил и как там мог оказаться участник наполеоновских сражений — непонятно.

А классическая история была следующая. 7 июля 1912 года помощник ялуторовского исправника, то есть это фактически замначальника отделения милицейского, рапортовал в Тобольск, что выполнить полученное из Петербурга задание не удалось, ветеранов и бывших в сознательном возрасте современников, участников войны в городе и Ялуторовском уезде не оказалось. На что через два дня из Тобольска телеграфировали (неизвестно, откуда у губернатора оказались эти данные, кто им дал): «Ялуторовск, исправнику. Не помнит ли Павел Толстогузов Отечественной войны? Сообщите всё, что узнаете. Губернатор Станкевич».

Откуда появились эти данные, неизвестно. Видимо, губернатору так хотелось, чтобы в его губернии жил участник… Кто решил выдать его за 117-летнего, установить так и не удалось. Даже людям не пришло в голову, что 117 лет участник тем более боевых действий быть не может, потому что в рекруты ранее 18 лет не принимали. Но даже на это закрыли глаза. Потому что сто лет, кто будет разбираться и так далее.

10 июля тобольскому губернатору Станкевичу пришла депеша. Всё-таки местный «товарищ милиционер» был достаточно грамотный и телеграфировал весьма обдуманные сведения: «Павел Толстогузов находится в бессознательном состоянии. За исправника Кремер». То есть он не говорит, что он участник и так далее. Он просто телеграфирует как есть. В тот же день, внимание, губернатор телеграфирует в Департамент общих дел Министерства внутренних дел: «Современник отечественной войны нашёлся, один 117-летний старец, по состоянию сил ехать не может».

На следующий день в Ялуторовск прислали фотографа, который запечатлел историческую фотографию. В интернете можете найти: сидит, действительно, древний дедушка, рядом с ним находится его 80-летняя жена. Эта фотография облетела тогда практически всю Российскую империю. Он уже плохо слышал, практически ничего не говорил, а 18 августа местный исправник доложил, что «Павел Яковлевич Толстогузов умер 31 июля», на что вице-губернатор телеграммой известил об этом МВД. Ну, как вы понимаете, наверняка за то, что был найден — получил награду, а то, что он потом умер — так это слава богу.

Мало, может быть, кто знает, но найдите посмотрите. Эта ситуация так насмешила тогда русское общество, что наш замечательный писатель Куприн откликнулся на это фельетоном «Тень Наполеона». И вот каким образом был описан такой замечательный старик, который был участник Бородинской битвы и делился своими впечатлениями от встреч с самим Наполеоном: «Какой он был-то? — произнёс он. — Наполеон-то? А вот какой он был: ростом вот с эту берёзу, а в плечах сажень с лишком, а бородища — по самые колени и страх какая густая, а в руках у него был топор огромнейший. … Одно слово — ампиратырь!» Вот, как говорится, такая история.

Это, как говорится, безобидная история в масштабах Российской империи, хотя, например, совсем недавние события, я бы назвал бы это мошенничеством с переодеванием. Может быть, вы слышали про такие истории.

Итак, окончилась война, наступил 55 год. Всё тихо-мирно, хрущёвская оттепель, время хорошее. И тут нашли одного дедушку, которому сто лет. Дедушку звали Константин Викентьевич Хруцкий, уроженец Белоруссии. Ну а сто лет — это всё-таки возраст. И если вы помните, что именно с этого момента пошли… Россия — родина слонов, да? То есть стали искать всевозможные данные: и у нас у самих есть люди, которые прожили подольше, чем в Японии… Начали искать долгожителей. К слову, ни один из этих людей долгожителем не был. Но находили, которые жили 160 лет, один там — 180 лет, и так далее. Все они жили в горах, всё это было действительно интересно.

Но Константин Викентьевич Хруцкий был уникальной личностью. Как оказалось, он был участником Русско-турецкой войны, его призвали в рекруты, его забрали по всеобщей воинской повинности в 1876 году. По его данным, он служил в Лейб-гвардии Преображенском полку, участник войны, был участником боевых действий на Шипке, получил два Георгиевских креста и прожил сто лет.

Что тут началось, вы себе представить даже не можете. В 1955 году по инициативе Всеславянского комитета Хруцкий был награждён медалью «За боевые заслуги», а затем и болгарской наградой — орденом Димитрова. В сентябре того же года Константин Викентьевич посетил Болгарию по приглашению Всенародного комитета болгаро-советской дружбы, где ему оказали приём на государственном уровне. Он фактически стал национальным героем, ему в подарок пошили специальную форму болгарского ополченца. В интернете можете найти, он на Красной площади фигурирует, очень замечательный персонаж.

Ещё почти полтора десятка лет (дедушка прожил 114 лет и умер в 69 году) он был звездой телеэкрана. О нём писали газеты, ему из Болгарии шли постоянно посылки, он жил в Новороссийске, бандероли и так далее. Его приглашали на всевозможные встречи, он даже вторично посетил Болгарию в 1960 году. А когда он умер в болгарской прессе Тодор Живков официально принёс соболезнования его вдове.

Но, как только он умер, исследователи истории стали потирать руки: сейчас мы доберёмся до исторических документов. Но, как оказалось, все данные черпались из биографии, которую Константин Викентьич написал в 1956 году собственноручно, сам. Георгиевские кресты, два, которые он носил на груди, в руки исследователей не попали, они вообще пропали бесследно. Номеров установить не удалось.

Мало того, — собственно, это были данные известные, просто никому, видимо, в голову не пришло пойти в Ленинскую библиотеку и взять — там хранится история Преображенского полка и там приведён список всех нижних чинов, которые были награждены Георгиевскими крестами за Русско-турецкую войну, но Константина Викентьевича Хруцкого и вообще Хруцких никаких в этих списках не было. Мало того, единственный артефакт — это часы, которые Хруцкий носил на руках, вот они попали к директору Новороссийского музея. В результате исследования они оказались сделанными в советское время, хотя он выдавал их за царский подарок. Ну, как говорится, это просто констатация факта.

Хочу затронуть очень интересную тему, мой прадед, отслужив срочную службу в 1913 году, поехал в Питер, где устроился на работу, и, собственно говоря, там родился мой дед. Вопрос мне всегда был интересен, я хочу рассказать немного о факторе смешения. Понятно, что крепостное право, равно как и прописка, это было прикрепление народа к определённой территории. Нельзя было сорваться и куда-то спокойно уехать, переместиться. Как только это отменили — ну, что значит отменили, отменили крепостное право, появились фабрики, заводы и народ моментально расползся по всей огромной территории. Ну опять же нужно понимать, что он моментально расползся не во все стороны. Были, действительно, может, кто из Рязанской губернии поехал на Дальний Восток, но таких было не очень много. А куда и когда — ну понятно, все, как правило, ехали в столицы, в Питер и в Москву.

Каким был вот этот фактор? То есть люди приезжали и, естественно, вступали в контакт. Поскольку мой дед, как я уже говорил, он родился в Питере, в Санкт-Петербурге 15 июля 1914 года, по новому стилю это 27 июля. Даты роковые, потому что дед родился за несколько дней до начала Первой мировой войны. То есть прадед буквально ушёл на войну спустя четыре дня. 19 июля была мобилизация. Я опять-таки, исследуя этот фактор, попутно прошерстил метрические книги прихода, где родился мой дед, и обнаружил весьма любопытную картину, опять-таки говоря вот об этом факторе смешения.

Как вы думаете, вот люди, когда приезжают, например, в другое место раньше, приезжают, естественно, как правило, не только одни, приезжает ещё целая делегация всевозможных родственников, односельчан и так далее. Вот я сейчас назову эти цифры, но просто хочу сначала спросить. Вот люди приехали, например, всей толпой из Рязанской губернии. Естественно, проходит время, необходимо вступать в брак, с кем они вступают в брак? Со своими или нет?

Так вот, те данные, которые мне удалось обработать, насчитывалось всего 14%, где брак был заключён между людьми из одного уезда. Ещё 26% — они были из одной губернии. То есть менее 40% — это те, которые были из одной губернии. Непонятно, почему, но тем не менее эти цифры свидетельствуют. Средний возраст вступающих в брак здесь также отличался. Если метрические книги — местные, сельские — говорят нам о том, что возраст, например, женщины, вступающей в брак, был где-то 18 лет, мужчины — где-то в 21 год, то возраст тех, кто вступал в брак, например, в промышленных городах, у мужчин — 26 лет, а у женщин — 23. Тянули до последнего.

Откуда же были женихи и невесты? Это тоже немаловажно. Питер, столица. Наибольшее число женихов представляли Витебскую и Тверскую губернию, а всего 41% приходился на близлежащие губернии. То есть, как правило, контингент был более-менее местный. У невест картина практически была примерно такая с небольшой разницей, что невест местных было порядка 60%. Всё-таки мужчине сорваться, уехать, естественно, намного проще.

Воинская служба

Ещё хочу затронуть интересную тему опять-таки записи в метрических книгах. Это моя любимая воинская тема, ценный источник информации о воинской службы нижних чинов.

Солдаты имели скудное жалование, плохую пищу, да и вообще жили не очень хорошо. Они всем образом своей службы были оторваны от прежней мирской жизни. Поэтому, естественно, выход оставался один — это грабёж мирного населения. Ну вот метрические книги нам очень хорошо могут открыть глаза на эту картину, то есть как они жили. Это ещё один стереотип, как жило население. Мы не можем понять. Тем не менее мы читаем какие-то исследования, но я призываю ещё раз: посмотрите на цифры — они вам очень много могут сказать, не навязывая своей точки зрения.

Опять-таки у меня было время и возможность, я провёл небольшое исследование по метрическим книгам. Можно ли установить место службы солдата? Потому что в те времена 80% записей, особенно это начало XIX века, — отставной солдат. Где он служил — непонятно. Тем не менее вопросов возникает очень много. И вообще все мы знаем прекрасно, тем более для конца XVIII века, казалось бы, служба была пожизненной, откуда мог взяться отставной солдат? Откуда он берётся?

Маленькая ремарка: отставку ещё назначал Пётр I. В инструкции «о наборе в солдаты вольноопределяющихся» упоминалось три причины, которые могли вести к отставке: пьянство, заразные болезни и тупость. Спустя какое-то время (23 года), видимо, военные чины одумались, все эти три пункта убрали и оставили только два: увечья и дряхлость. Никакие больше тупость и пьянство к отставке не вели. Ну максимум, на что мы можем рассчитывать, анализируя документы конца XVIII века, — это узнать, что человек служил вообще, а где — нереально.

Основные данные о солдатах с названиями полков стали встречаться, когда было введено такое понятие, как временный отпуск и непродолжительный отпуск. Эти понятия были введены в 1836 и 1838 годах. Тогда, с появлением временно-отпускных, армия разрослась неимоверно — это мы все знаем, потому что Наполеоновские войны, катастрофические рекрутские наборы и так далее, — необходимо было содержать. Николай пришёл на этой волне и начал постепенно эту ситуацию разгружать. Вот с этого момента появляются бессрочно-отпускные солдаты, которые обязаны были, некоторые, возвращаться в свои части. Я сейчас не буду на этом акцентировать внимание.

Итак, общие выводы: можно с уверенностью говорить, что отданные в рекруты молодые парни возвращались в родное село. Причём далеко не инвалидами, а в возрасте 45–50 лет, они проживали достаточно долгую жизнь, ведь средняя продолжительность жизни, по тем временам, составляла порядка 72 лет. Это и по нынешним временам очень хорошо, а по тамошним — это просто потрясающе. Все люди, которых мне удалось идентифицировать, были в отставке более 11 лет. Четверо из них — более 20, а двое вообще от 30 до 40 лет. Многие из них обзаводились семьями и детьми. Опять-таки стереотип, что из себя представлял отставной солдат.

В: Если у него до 25 лет была семья, а потом ещё одна в 50 — у него две семьи потом было?

— Вы знаете, некоторые умирали. Ну а если вдруг не умерли, нет, две семьи не было. Вы мне напомнили — я уже завершаю — один интересный случай. Это был, правда, XVII век. Одна губерния… Не помню, к сожалению, места, по-моему, за Уралом. Вот там была такая ситуация: человека действительно забрали в армию, в рекруты, он ушёл. Прошло неизвестно сколько времени, достаточно долго. То есть 10 или 15 лет. Никаких известий от него нет. Жена повторно выходит замуж. И тут происходит невероятное — по прошествии 17–18 лет появляется первый. Бразильский детектив.

Но тем не менее русские крестьяне умели договариваться. И, как вы думаете, что произошло? Абсолютно верно. Тот, новый, отдал прежнему. Отдал деньги и всё. Первый взял деньги и пошёл жениться. Две семьи и живут себе хорошо. Но тут, к несчастью, вся эта информация доходит до правящего архиерея. Он присылает в деревню инспекторов, те говорят: «Вы что, с ума сошли? Бардак тут развели какой, грех». Короче, в результате разбирательства появился вердикт. Всё отменить и вернуть на старое место. При этом никого не волновало, что и в первой, и во второй семье было по трое – по четверо детей. Чем закончилась история, я не знаю. К сожалению, у меня не хватило ни сил, ни возможности проанализировать дальнейшую судьбу. Но вот такие вещи тоже были.

— Опять же стереотипы: далеко не все, во-первых, выслуживали 25 лет. Во-вторых, если дело касается середины XIX века, то опять-таки служили 25 далеко не все. Был временный отпуск. То есть человек мог уйти в отпуск, я просто не стал на этом акцентировать внимание, его заслужив. И это было в Советской армии. Здесь находится в зале мой замечательный друг, с которым мы два года делили, можно сказать, одно рабочее место. Фактически, можно сказать, кровати стояли рядом. Он не даст соврать. И мы оба ездили в отпуск. Мы это заслужили по разрешению начальства.

Точно так же было в царское время. Практически всё, что мы придумали в советское время, было подчерпнуто оттуда, от царя-батюшки. Мы практически ничего не выдумывали. Так что, если человек хорошо себя вёл, хорошо служил, давали отпуск. И всё, он, по прошествии определённого времени — сначала было 20 лет, потом возраст постоянно снижался, то есть человек мог оказаться [дома], прослужив 10 лет. А уж когда Крымскую войну проиграли, тогда были данные — это среди моих родственников — одного призвали в 54 году, а в 56-м он уже оказался дома.

При этом нужно понимать, что раньше было такое понятие, но и сейчас оно тоже есть, это учебные команды, там, где обучали. Если нас обучали, допустим, месяц, то раньше обучали 9, а то и 12 месяцев. Представляете, да? В 54 году человека забрали, его там год обучали, а тут и война закончилась. И вышел указ, что, извините, такая армия громадная никому не нужна, всех уволить. Ну и всё. Домой, на содержание родственников. Это к вопросу о пенсии. То есть опять-таки надо иметь в виду, к чему я призываю, государство никого кормить не будет. Раньше была создана великолепная идея: у вас есть родственники, вот пусть они вас и кормят. Вот то, что мы пожинали и пожнём…

Наполеон в своё время, когда победил Пруссию, он им запретил иметь армию большую. И они стали думать: а как избежать, 20 тысяч человек — это не армия. Как нам сделать больше? И тогда гениальный Шарнхорст придумал просто гениальную вещь. Он сказал: а давайте обучать гражданское население и отпускать. Обучили — отпустили. Всё, он умеет уже маршировать и так далее. Таким образом возникла просто вооружённая нация.

И в определённый момент армия Пруссии победила Австрию в 1866 году, Францию в 1870 году, мобилизовав в кратчайшие сроки невероятное количество — до миллиона человек. И вся Европа просто ахнула. Как это так? А мы-то всё время что делали? Мы набирали людей, которые в этом военном состоянии оставались, а тут-то можно делать вот так. И всё, и перешли тогда ко всеобщей воинской повинности. Обучать — и отпускать. Отпускать очень хорошо, он не сидит на бюджете, сам кормится. А потом мы его призовём на случай войны. Вот это такой момент. Раз, во время войны все солдаты, а потом их быстро мобилизовывают.

Ну, это война. Их обучили, а могли и просто на фронт послать.

Скорее всего, это тоже из стереотипов, но Русско-турецкую войну выиграли не новобранцы, это нужно понимать. Её выиграли рекруты, которые были набраны в конце 60-х — начале 70-х годов. Те, которые служили 6–7 лет в тот момент. Новобранцы вряд ли какую-либо картину могли сделать.

Скорее всего, так и есть. Пока они съездили, пока их обучили. Тут уже вышел указ, что мы победили, всё.

Тем не менее статистика всё-таки вещь такая, на самом деле, действительно. Прописка, крепостное право, осёдлость людям постоянно надоедало. Хотелось оторваться, потому что многие из вас читали воспоминания или [смотрели] фильмы и так далее, что творилось после Отечественной войны 1812 года. Народ в Европу пошёл, он посмотрел вот такими глазами. Там-то вообще красота! Вы посмотрите, что у нас сейчас творится. Кто приехал. Вы видели этих людей раньше? Нет? Вы представляете, что там? Как они болеют? Вот так вот.

Потрясающий источник. К сожалению, в рамках одной этой лекции невозможно рассказать. Это материалы волостных судов. Уникальная вещь, просто уникальная. Я в своё время столкнулся с такими вещами… Мне попалось на глаза, когда два брата делят дом. И не просто разделили, а там написано, что одному — половина дома и второму — половина дома. Раньше всё делилось пополам. Отсюда, кстати, этот российский менталитет. Как вы себе можете представить — взять половину дома? А там написано: взять и до 1 сентября с этой половиной дома куда-то деться.

А на самом деле всё очень просто. Потому что раньше дома делали сборные. Вы посмотрите, какие хибары. Не просто так у нас. Всё же делалось от бедности. Делались простые, чтобы их можно было разобрать, перенести на новое место и там собрать.