Семейный архив – что сохранить и зачем

Семейный архив – что сохранить и зачем

Сегодня мы поговорим о такой вещи, как домашний, или семейный архив: что сохранять, как сохранять, что делать: выбрасывать или не выбрасывать. Часто мы сталкиваемся с тем, что и хранить сложно или негде, и выбросить жалко. Как быть в этих ситуациях? Семейный архив – что сохранить и зачем

По своему опыту, и по опыту своих коллег знаю, что чаще всего мы жалуемся на отсутствие материалов, нежели на то, что их у нас в избытке. И часто вопрос даже не возникает о том, хранить или не хранить, потому что часто вещей настолько мало, что хранить однозначно. Семейный архив – что сохранить и зачем

У меня у самого при исследовании своей семьи была такая ситуация: по материнской линии дед сохранил все бумаги, которые только можно. У нас сохранились билеты на поезд моей бабушки и её брата, то есть его жены, которые, собственно, выдавались именные в 41 году в Калуге при выезде из оккупации. Калуга была через несколько недель взята немцами, а вот эти билеты с фотографиями в детстве моей бабушки и моего двоюродного дедушки сохранились. То есть мой дед сохранял всё: сохранял билеты, сохранял различные карточки. И это стало огромным таким массивом информации для изучения истории. А с другой стороны, бабушка по отцовской линии боялась всего и уничтожила всё. И это нередкая история, когда приходишь к людям, а они говорят: "Вы знаете, мой дед в тяжёлые, сложные годы сжёг целую ванну документов".

Ведь действительно люди хранят много, особенно сейчас: уходит наше старшее поколение — дедушки, бабушки, — которые пережили тяжёлую эпоху советскую, когда не было ничего и они хранили всё, что только можно.

Вообще это такая мужская история. Я ещё сегодня расскажу случай, когда мужская мастерская — это сбор всего, что только можно использовать и даже нельзя использовать, вплоть до Плюшкина, у которого был пакетик с верёвочками, которые были ни на что непригодны. Тем не менее это всё сохранялось: вот что с этим делать?

Итак, что же делать с тем, что вам досталось?

Готового рецепта нет. Всегда нужно подходить довольно внимательно и смотреть, что у нас осталось. И сейчас мы поговорим о группах тех вещей, с которыми мы можем столкнуться при разборе, при формировании, при сохранении своего домашнего музея, домашнего архива, и что с ними делать.

Первое, что сохраняется, это документы. Документы бывают разные: личные и рабочие.

Личные документы.

1.Личные документы — это самая важная категория. Они бывают базовые (основные) документы: свидетельство о рождении, свидетельство о смерти, о браках, о разводах. Эти документы при дальнейших исследованиях крайне необходимы, и здесь рецепт однозначный — сохранять, хранить как можно дольше, как можно бережней. Даже если эти документы не вызывают какого-то трепета и сохранились в ужасном состоянии — всё равно хранить. По возможности такие документы для сохранения нужно оцифровать, сами документы аккуратненько сложить в бумажные конверты, положить подальше и пользоваться пореже, чтобы они сохранялись, а пользоваться в основном уже цифровыми копиями. То есть эти документы однозначно сохранять. Второстепенные, личные документы — это всевозможные военные билеты, паспорта заграничные или простые, которые сохранились, партбилеты, дипломы об образовании, студенческие книжки, студенческие билеты, билеты различных обществ спортивных, каких-то ещё, дипломы, грамоты, всё, что мы можем назвать документом, что имеет признаки документа: включает подпись и какой-то официальный текст; мы должны тоже однозначно сохранять. И здесь вопрос не только в том, что мы сохраняем эти вещи как некую память, как некие мемориальные вещи, а в том, что эти документы могут стать серьёзным и важным ключом для дальнейшего исследования.

Ещё один вид условно документов, который категорически следует хранить — вернусь к личным документам — это награды. То, что нужно оставлять и в мемориальном плане, потому что это очень сильно характеризует наших предков, но и это те артефакты, которые, конечно, связаны с наиболее яркими эпизодами жизни наших предков, будь то бумажные грамоты о победе в каком-то спортивном соревновании, будь то орден или медаль. Эти вещи очень важны, они очень сильно формируют образ той семьи, в которой мы живём, и их, конечно же, однозначно нужно сохранять.

Что делать с партбилетами и дипломами?

Для меня в своё время стало открытием, что Коммунистическая партия Советского Союза (КПСС), которая вызывает много нареканий, сделала одну восхитительную вещь в плане генеалогии. Дело в том, что все биографии членов КПСС очень дотошно и очень чётко учтены в архиве партии. И если у вас сохранился партбилет с номером, то по этому партбилету вы можете в архиве — как официально он называется, я не помню, Государственный архив социально-политической истории, то, что в народе партархив называется, — вы можете сделать запрос и получить довольно подробное дело о вашем предке. При том, что если вы уверены и точно знаете, что дедушка был в партии, но у вас нет номера партбилета, то по фамилии вам ничего не найдут, то есть по фамилии они не ищут. Есть, конечно, некоторые нюансы, но в массе своей они не найдут. Есть документ, есть цифры номера билета, и это важный ключ к дальнейшему исследованию.

Есть дипломы об образовании, и это тоже документ, который помимо того, что мы узнаем, кто были наши предки, кто были наши бабушки и дедушки по образованию, то есть, какую картину мира они получили с этим образованием, это ещё один ключик к архивам, потому что архивы хранят личные дела студентов, и это ещё один пласт информации, зачастую никаким другим образом недоступный.

Что делать, если попали в тупик?

Выяснилось, что у них архивы все сгорели. Что делать? Тупик, полный тупик. Но мы все знаем, что в те годы, 30–40-е, все дипломированные врачи автоматически получали воинское звание, становились на воинский учёт. С этой информацией мы пошли в архив Министерства обороны и там, к счастью, нашли личное дело. Буквально две странички, но личное дело, в котором действительно подтвердилось, что бабушка закончила питерский мед, не первый, второй. А во втором питерском меде сохранилось её дело, включая метрические выписки на всю её семью. Оказалось, что у неё было шесть братьев и сестёр, мы выяснили, кто были её родители. Вот информация, документы. Был бы документ сразу, мы бы сэкономили полгода-год работы, пока мы искали, где, что как. А так вот пришлось искать. Ну, слава богу, нашли. Могли бы и не найти.

Важно чем занимались ваши предки!

Наши предки очень часто участвовали в различных обществах, спортивных, ещё каких-то других, получали какие-то документы. Это тоже их очень сильно характеризует. Это тоже даёт нам очень важную, ключевую информацию о том, чем они жили, чем они занимались, каковы были их интересы и пристрастия. И эти документы надо хранить, конечно. Плюс в этих документах у нас зачастую остаются те крайне редкие фотографии наших предков на тот или иной этап их жизни. Бывает, допустим, что фотографии в архиве не сохранились или сохранились эпизодически, и нет, допустим, фотографии молодого возраста. А вот в деле или студенческом билете есть фотография студенческая — как выглядел наш дедушка, как выглядела бабушка. Это даёт нам очень много. Так что с личными документами вопрос однозначный: хранить, беречь всячески, насколько это только можно.

Рабочие документы.

2.Есть другой комплекс документов — это документы рабочие. Очень часто дома откладываются целые комплексы дел — ну, дел условно, — то есть каких-то документов, тетрадей, записей наших родственников по их профессиональной деятельности, то, чем они занимались. Здесь важно понимать, что это за документы. Часто мы открываем тетради с какими-то циферками, буквами, которые нам непонятны и ничего нам не дают. Хранить? Зачем? Мы в этом даже ничего не понимаем. Нужно понять, что это такое.

Если эти документы имеют какое-то значение, кроме вашей истории — а это часто так бывает, что наши дедушки и бабушки занимали ключевые или интересные посты на каких-то крупных предприятиях района, региона или даже страны, занимали какие-то должности в отраслях. И то, что нам кажется неинтересным, может оказаться уникальным источником в истории отрасли. Здесь нужно понять, что это за документы, возможно, пригласить специалистов или коллег, если это происходило недавно, чтобы они оценили. И если эти документы важны, но вам они неинтересны — а там действительно бывают кипы, стопки тетрадей, с которыми непонятно, что делать и зачем их хранить, — то их следует передать в архивы, музеи профильных организаций, районные, федеральные, региональные. И это даст тоже очень много, потому что это сохранит память о наших предках, но не внутрисемейную, ту, что мы сохраняем внутри дома, а более широкую — то, о чём говорила сегодня Виктория, — то, как семья, как конкретные люди жили в рамках своей малой родины или своей страны. Масштабы личности бывают разные, но тем не менее это всегда интересно.

Мы сталкиваемся с тем, что в районных архивах Московской области формируются личные дела людей, которые занимали, может быть, не самые большие посты, но тем не менее в своём городе, в своём районе они формировали образ, пласт своей культуры, своей жизни. И это очень важно, что это сохраняется, что это наши предки и это взаимодействие. При этом очень важен, ещё такой момент: когда вы эти документы рассматриваете, всё-таки внимательно посмотрите на подписи, кто эти документы подписывал, где какие люди упомянуты, потому что очень часто наши родные работали с какими-то очень известными людьми. Часто в этих архивах сохраняются какие-то и в материальном плане ценные автографы. Это может стать и украшением семейного архива, то есть какие-то отдельные документы оставить. Это может действительно стать украшением какого-то музея профильного. То есть не просто так все дела сгрузили и оставили, а это может стать каким-то ярким эпизодом, который стоит выделить.

Коллекционеры, как источник информации.

Ну и, что греха таить, часто над такими вещами люди задумываются: выбросить или не выбросить, и находят новых владельцев. Есть коллекционеры, которые подобные вещи разбирают, и иной раз, какое-то муниципальное, государственное учреждение в качестве архива отказало, имеет смысл обратиться к частным коллекционерам. Мы знаем много случаев, когда личностный интерес коллекционера на протяжении многих веков, на протяжении многих десятилетий, веков я, конечно, загнул, хотя и веков тоже бывает, сохранял какие-то уникальные вещи, которые, к сожалению, погибали в государственных архивах, и эти вещи периодически всплывают, периодически их публикуют, проводятся какие-то выставки или передают в государственные архивы, но они часто сохраняются у коллекционеров и, если вопрос стоит, что действительно некуда деть, то подумайте, может, каким-то частным коллекционерам можно показать и вещи найдут свою вторую жизнь в рамках частных коллекций. Это тоже действенный вариант.

Фотографии и фотоальбомы.

Следующее, с чем чаще всего мы сталкиваемся после документов, это фотографии и фотоальбомы. Здесь ситуация сложней, здесь будет, конечно, отдельная лекция по поводу того, что с этим делать. Я вкратце скажу, что чем старше фотография, тем однозначнее мы их храним. В целом вопрос определяется количеством фотографий. Чаще всего мы сталкиваемся — один, два, три альбома, довольно небольшое количество фотографий, их легко сохранить и, конечно, надо сохранить. Потому что помимо того, что это лица наших предков, они несут как исторический источник много информации, которая доступна специалистам. Часто по покрою одежды, по военной или гражданской форме можно очень много узнать. Очень важно заглядывать на оборотки фотографий, потому что раньше люди очень любили поподписывать: кто, кому, когда, и это тоже даёт нам очень многое.

Если фотографий становится угрожающе много, я сейчас даже не говорю про современное цифровое пространство, которое зашкаливает, у людей за месяц, бывает, десятки сотен фотографий хранятся, здесь, конечно, отдельный разговор, на что обращать внимание, как хранить, как вообще понять, что там изображено. Но даже в советский период часто сохраняются довольно большие коллекции часто однотипных фотографий, которые не нужны в таком количестве, но и выбросить их нельзя, потому что они важны.

Что делать с фотоархивами?

Во-первых, часто у нас есть родственники — братья, сёстры и так далее. И часто можно просто поделиться фотографиями. То есть у вас сохранилось много, а в соседней веточке не сохранилось ничего или очень мало. Тогда можно эти фотографии раздать родным, часть из них. И даже если что-то случится с вашими фотографиями, всегда они сохранятся у ваших родных, какие-то дубликаты, похожие, копии.

Сейчас есть ряд проектов, фотопроектов, которые, собственно, занимаются и фотоархивами. И если вы видите, что остаются стопки, сотни фотографий, с которыми вы не знаете, что делать, подумайте об этих проектах. Это бывают государственные музеи, архивы; это бывают некоммерческие организации. Сейчас с фотографиями очень много связано. Вот есть, допустим, огромный интересный проект, они, конечно, занимаются, цифровыми фотографиями, Pastvu, который коллекционирует фотографии, связанные с географией мест. То есть сейчас вы можете зайти на сайт и посмотреть на многие места. Что касается Москвы, так вообще замечательно: как это место выглядело в 2010-х, в 2000-х, в 90-х, 80-х, в 1920-х, в 1880-х годах. И фотографии ваших предков могут, если они содержат какие-то виды, архитектурные памятники, тоже участвовать в этих проектах, потому что там сохраняются и подписи — кто, откуда, что. То есть это, соответственно, такое наследие, которое вы расширяете за рамки своей семьи в рамки общества, региона или всей страны. Здесь действительно, чем старее фотография, тем однозначнее хранить. Чем меньше фотографий, тем однозначнее хранить. Чем больше — тут появляются уже разные возможности, и нужно смотреть по ситуации.

Книги.

Ещё то, от чего мы часто страдаем, когда сталкиваемся с тем, что это нам досталось, это книги. Книги нам достаются, как правило, не одной-двумя, а достаются целыми библиотеками, коллекциями, собраниями, и зачастую тут как раз непонятно: как хранить, что делать. Потому что всё сохранить невозможно, как правило, когда тебе достаётся бабушкина коллекция, у тебя уже своя коллекция книг часто насчитывает не одну тысячу томов, и куда всё это деть — непонятно. Здесь нужно опять же смотреть.

Бывают профессиональные библиотеки, их хорошо сохранять. Если вы занимаетесь этой темой, их хорошо сохранить. Если вы этой темой не занимаетесь, то есть смысл передать эту библиотеку в библиотеку, архив, музей в то учреждение, где работал предок, именно сохранив коллекцию, передав её как коллекцию этого человека. То есть, с одной стороны, это мемориальная память будет, с другой стороны, вы сделаете благое дело, сохранив все эти наработки. Ну это делать необязательно, можно продавать книги. Тоже здесь вопрос в том, что книги выбрасывать совсем рука не поднимется. Нужно смотреть эти коллекции, если это коллекции, если книги отдельные — оставлять себе те вещи, которые памятны для вас, для ваших предков, может быть, содержат какие-то автографы, знаки, пометки, которые для вас являются памятью. То есть здесь, конечно, сохранять у себя. Те вещи, которые не нужны, постараться передать, максимально сохранив коллекцию. Если не получается, потому что мы все прекрасно знаем, что в советские годы с изданием было туго и советские библиотеки часто были наполнены книгами, ну такого, разного качества, мягко говоря, с которыми неизвестно, что делать. Есть букинисты, есть антикварные магазины, может быть, таким образом. Здесь я не рекомендую однозначно, смотрите, что делать.

Первое, что нужно сделать, выбрать то, что дорого вам лично, то, что будет важно для семейной истории, то, что каким-то образом связано с вашими родственниками. Выбрать, оставить у себя. Ну, как правило, это полка, две полки. Остальные книги, к ним подходить именно как к книгам. То есть, как к интересным коллекционным изданиям, которые вы хотите оставить у себя в качестве памяти, в качестве владения или в качестве инвестиции в будущее финансовой. Здесь всё возможно. То есть, тоже нужно подходить дифференцировано.

Вещи.

Помимо книг нам остаётся много вещей. Вот это самая сложная история: что делать с вещами. Потому что здесь мы вступаем на такую территорию: вообще сложно понять, что за вещь, зачем она, как. Выбросить всё, сложить в коробки и выбросить — боязно, вдруг что-то будет важное. Разбирать всё зачастую бывает катастрофически сложно. Здесь тоже нужно стараться структурировать и делить: сохраняется куча одежды — одежда, как правило, не нужна за редчайшим исключением, когда это действительно какие-то вещи памятные или передаются из поколения в поколение: вышивка на воротник или скатерть с каким-то узором, который вышивала ещё бабушка или прабабушка и так далее. Эти вещи, конечно, заслуживают особого внимания. Одежда, как правило, нет, но за исключением каких-то вещей, может быть, парадный китель военный дедушки или прадедушки, такие вещи значимы, как правило, с наградами. Эти вещи, действительно, можно хранить либо передавать в музей.

Вот мы год назад разбирали со знакомыми архив, оставшиеся вещи видного военачальника советской эпохи Евгения Ивановича Малашенко и там очень много сохранилось связанных с военной службой вещей, эти вещи отбирались и отдавались в музей — Музей вооружённых сил, Музей Вооружённых сил Украины, потому что он сам был из Макеевки и очень тогда ещё был связан с украинским регионом, республикой тогда ещё. И эти вещи были связаны с ними, и было принято решение — вне зависимости от всех политических историй передать эти вещи именно в тот музей, потому что там его помнят, знают и он герой. Какие-то вещи передавались в военные библиотеки. То есть здесь очень внимательно нужно подходить к тому, как это можно сохранить, если не дома, то в других местах.

Очень часто мы сталкиваемся с личными вещами: с дневниками, перепиской, какими-то записками, засушенными цветочками, листочками, ещё с чем-то. Очень скользкая, сложная тема. Тут нужно понимать, знаете ли вы вообще, что это, знаете ли вы, какую роль это играло в жизни ваших предков, понимаете ли мемориальную ценность. Если эта ценность очевидна, то, конечно, эти вещи нужно сохранять. Если ценность неочевидна, то часто с такими вещами нужно уметь попрощаться. Потому что действительно сохраняется очень много, категорически много вещей, которые уже непонятно, неизвестно, зачем хранить. Получается, для нас не память, а некий пылесборник. Конечно, в таких случаях вещи хранить не надо.

Очень часто… Мы все знаем, что мужчины — такая категория людей, которые стараются ничего не выбрасывать. Мужская мастерская — это что-то. Постоянно наталкиваешься на целые балконы, заваленные какими-то инструментами, метизами, гайками, шурупчиками, гнутыми гвоздями, обрезками железочек, чего-то ещё, которые собирались, потому что — а вдруг пригодится? То есть здесь тоже нужно чётко всё понимать: выбросить всё скопом — как-то неправильно, оставить всё — ну тоже, зачем всё это хранить. Но при этом мы чётко понимаем, что хороший инструмент — это вещь дорогая, вещь, которая требует поиска, подбора. И часто эти вещи стоит отдать своим родственникам, молодым семьям, которые ещё не обзавелись какими-то своими такими вещами, и для них это будет, соответственно, ну, хороший перфоратор в доме. При этом это будет не только хороший перфоратор, но и дедушкин перфоратор, который уже имеет какую-то ценность, которая создаёт у человека в руках какую-то историю, пусть маленькую, пусть небольшую, но тем не менее это вещь из дома. То есть здесь тоже нужно смотреть даже вот в таких вещах, что с этим делать. Понятно, что гнутые ржавые гвозди, которые когда-то могут пригодиться, не надо их хранить, их надо выбросить, а какие-то такие вещи можно оставлять.

Есть ещё, знаете, целый разряд таких разных вещей, как, допустим, коллекции. Очень часто наши бабушки и дедушки собирали что-то, папы и мамы тоже, да и мы тоже в детстве собирали. И что делать с этими коллекциями. Тут, конечно, сразу возникает буря вопросов: что, как, почему. Стоит отдавать отчёт в том, что большинство этих коллекций — детские, полудетские увлечения, которые большой ценности как таковой не имеют. То есть, если коллекция была серьёзной, вы будете об этом знать и понимать, что с ней делать. А вот сохранившиеся вещи, как правило, ценности не имеют. Но вы не знаете. Здесь нужно понять, имеется ли какая-то ценность, тут нужно обращаться к специалистам.

При этом рекомендую никогда не ходить в антикварные магазины, потому что там вам никогда правды не скажут. Если сохранилось действительно что-то старое, то обратитесь лучше в аукционные дома, аукционы, они работают по другому принципу: они зарабатывают, имея процент с проданной вещи, поэтому им выгодно оценить правильно, если их что-то заинтересует, они это возьмут, про остальное вам что-то приблизительно скажут, вы будете понимать.

Часто эти коллекции, не имеющие ценность… Ну продать их, можно продать. Но иногда это бывает хорошим увлечением для детей. То есть отдать дедушкину коллекцию марок, чтобы её продолжил его внук или правнук. Если есть какая-то склонность, то это может стать таким семейным делом, опять же это даст некое пересечение поколений, то есть дети будут понимать, что это вот не абы что, а это дедушкина коллекция, которую я продолжаю. И это тоже дополнительная ценность, которую тоже нужно учитывать. Все эти вещи стоит рассматривать в этом ключе.

Имеет смысл рассматривать ещё такие вещи, знаете, нематериальные, которые сохраняются в доме. Они, как правило, тоже очень ценны. И самый яркий, наверное, пример, это рецепты. Мы всегда можем найти на кухне под пакетами где-нибудь какую-то бабушкину тетрадочку с рецептами того самого яблочного пирога или ещё чего-нибудь, торта маминого. Вот эти вещи, на них тоже стоит обращать внимание, искать сохранять, потому что это живая история. Это то, что мы можем без всяких проблем передать из поколения в поколение, создавая традиции нашей семьи.

А вообще нам самим тоже следует задуматься о том, какие вещи мы оставим своим потомкам, будут ли они ценны, и вообще стоит ли заставлять мучиться людей, разбирая наши огромные завалы.

Кстати, совершенно недавно вышла замечательная книга шведской писательницы Маргарет Магнуссен. Называется "Предсмертная уборка". В русском переводе она называется, кажется, "Шведская уборка" и подзаголовок "Предсмертная уборка", где она рассуждает как раз о том, что делать со всеми накопившимися вещами в доме, как самому попытаться их распределить, оставить что-то важное, неважное. Но то что она там пишет…

Я для себя увидел, понял, что идеи рождаются в разных местах параллельно, у неё прозвучала идея — коробка, в которой хранятся личные вещи, которую надо выбросить, не вскрывая, после её смерти. У меня такая коробка тоже долгое время есть. Я там храню какие-то свои личные вещи, которые никому из моих родственников вообще ничего не скажут. То есть это какие-то мои личные переживания, какие-то записки моих близких, какие-то вещи, игрушки. Я даже одну вещь взял показать вам, чтобы вы понимали.

Вот это вот маленькая деталька от детской игрушки. Колёсики, пружинка, её вот так заводишь, она жужжит, колёсики крутятся. Ну вот вообще ни о чём, бред и барахло. Но для меня эта вещь связана с тем, что эта фиговина моего друга, с которым мы сидели за одной партой и доводили этим дребезжанием учительницу по физике. И фактически с этого дребезжания началась наша дружба, которая уже многие-многие годы держится, и, уезжая в Петербург учиться, он мне эту вещь оставил. То есть для меня это такой символ, жутко сентиментальный, дружбы с человеком, с которым я и сейчас дружу. Никому она больше ничего не даст, поэтому я её кладу в коробку личных вещей. Понятно, что внуки или дети после смерти откроют и первым делом её изучат из любопытства, но по крайней мере я будут знать, что с этим делать.

Тема на самом деле бесконечная, но у нас есть регламент. Я сейчас озвучил какой-то комплекс материалов. Если есть какие-то вопросы, задавайте, буду рад ответить. Спасибо за внимание.

 

Вопросы:

В: У меня такой немного каверзный вопрос, но интересный. Вот, допустим, живёт человек всю жизнь живёт без семьи и без детей, но при этом оставляет о себе и своих предках записи. Основной вопрос — куда их девать? В архив?

О: Житейская ситуация. Вот такой человек покинул наш мир, кто будет заниматься разбором его вещей? Чаще оказывается, что никто не занимается, вещи оказываются на помойке, к сожалению, но такова жизнь. В лучшем случае, если у этого человека были друзья, коллеги, ещё кто-то этим озаботился, если люди грамотные, то действительно… Я сталкивался с похожими случаями, когда родственники сказали: "Нам ничего неинтересно", и друзья, коллеги собирали какие-то документы, отдавали в архив, создавая личный фонд человека. Но в принципе в такой ситуации вы можете составить завещание, назначить душеприказчика, который будет этим заниматься.

В: Как периодически их надо чистить и, может быть, что-то перевести в печать?

О: Я Вас прекрасно понимаю, тут вопрос в том, кто как организует свою жизнь. Есть люди, которые чётко фотографии раскладывают: съездили в Крым — отложили пачку фотографий, может быть, даже распечатали. Съездили на уик-энд в Подмосковье — отдельную папочку завели и разложили. Есть люди, которые скидывают-скидывают, и эти тонны хранятся. Вопрос, собственно, что вам нужно. Если вы им задаётесь, то нужно просто их просмотреть и какие-то ключевые фотографии, важные эмоционально, интересные, просто отложить, может быть, распечатать. Сейчас возможностей много, можно печатать просто отдельными фотографиями, можно заказать фотокнигу, где будут фото в переплёте, с комментариями, подписями. Если вы задумываетесь о том, что передадите следующим поколениям, то, конечно, имеет смысл задуматься и о фотографиях, идентифицировать, подписать людей, которые там изображены, обстоятельства. Может, имеет смысл сохранить эти фотографии в качестве приложений к дневниковым записям, потому что до сих пор многие люди ведут дневники и это очень важный источник. Здесь вопрос того, что хотите вы. Понятно, одного решения нет. Есть люди, которые ежедневно делают по 50–100 фотографий своего обеда. Хранить их или не хранить — только если в качестве арт-объекта. Это всё зашкаливает. Это всё такой объём информации, который никем не сможет быть обработан. Нужно отдавать себе отчёт, чтобы обрабатывать огромные массивы, тратить время, силы, должен быть интерес — научно-исследовательский, финансовый. Если у вас будет 10 000 фотографий, вы должны понимать, ваши дети, внуки будут их смотреть или нажмут кнопку Delete. Если вы хотите сохранить, то имеет смысл самому что-то выделить заранее.

Если у вас сохранился партбилет 76 года образца, то нужно сначала пойти в архив новейшей истории, они вам по номеру билета 76 года скажут номер партбилета более раннего, и с этими номерами вы пойдёте в партархив. Но нужен номер. По фамилии они не ищут. Но у них есть сотый фонд, где функционеры советские, если человек добился каких-то высот, то, может быть, он там найдётся. Но в массе своей именно по номеру, то есть по фамилии не ищут. Но есть возможность ещё по ячейке, которая принимала в партию.

В: А на месте работы может сохраниться номер?

О: В принципе, бывает, что сохраняется, если человек заполнял анкету какую-ту.

В: Как в военных архивах искать информацию?

О: Ну это отдельная история. У нас есть несколько архивов военных: есть военно-исторический архив, который до 1917 года содержит информацию, в Лефортовском дворце; есть РГВАВ — военный архив на улице адмирала Макарова, там информация с 1917-го по 1941-й; и есть ЦАМО — Центральный архив Министерства обороны с 1941-го по настоящее время. Ну есть ещё военно-медицинский архив, вернее, не совсем архив, а как музей, они там тоже военную информацию держат по врачам и по ранениям. Если XX век, то нужны доказательства родства, если XIX век или до Революции, то, как правило нет. У архивов есть платные услуги — вы можете отправить им запрос какой-то платный, но не все архивы их предоставляют, вы можете туда приехать и бесплатно работать сами, но платные услуги — с копированием, бесплатного копирования сейчас фактически нет.  Вы можете нанять специалистов, вот здесь они есть, они вам помогут. Вариантов много.

В: Что делать с фотографиями, на которых изображены незнакомые люди? Есть ли какие-то способы поиска таких людей?

О: Знаете, это тема целой лекции, конечно. Но в целом история такая: если у вас есть фотографии неизвестных людей, то поступать с ними можно по-разному. Вы знаете, есть Музей Пушкина, который за Музеем имени Пушкина. Вот он собран из вещей, которые Пушкину никогда не принадлежали вообще. То есть концепция музея была в том, чтобы собрать вещи той эпохи, которые были в тех комнатах, кабинетах, залах. Если исходить из такого, то вы, конечно, можете фотографии той эпохи сохранять, но вы должны представлять, с чем это связано. Если ваши предки были военными, то они дадут представление о форме. Профильные фотографии, конечно, дадут какую-то информацию. А просто фотографии, я не вижу в них особой ценности… Неизвестные люди, иногда их найти бывает можно. Иногда по фотографии можно выяснить фамилию, имя, отчество и целую биографию. Особенно это касается военных, людей, у которых есть характерные награды, характерное сочетание одежды и наград. Такие вещи можно выяснить, но это уже вопрос любви к поиску, творчеству. Да, почему нет. Хорошее хобби. Не факт, не всегда это достижимо, но такие случаи бывают.

В: Возможно, можно найти особые форумы людей?

О: Изучающие конкретную униформу, которые вам про все петлички, выпушки, знаки отличия всё расскажут, по комплексу этих данных вы сможете определить звание человека, полк, в каких военных действиях он участвовал по специфическим наградам. Можно сопоставить эти данные и найти конкретных людей. Да есть форумы отдельные по наградам, по форме, по гражданской одежде, по моде. Это гораздо сложнее, но есть люди, которые понимают, когда какие причёски носили, какие сюртуки носили. Да, фотографии — это ценный источник. Тут будут ещё мои коллеги, которые про фотографии более подробно расскажут.

Комментарий из зала: Иногда можно понять, какой портной шил.

О: Да, совершенно верно. На дореволюционных фотографиях часто указан фотограф, который сделал эту фотографию. И по этому фотографу можно определить, во-первых, где и когда была сделана эта фотография, зная, где и когда располагалась мастерская фотографа. Потом можно понять статус человека в обществе, потому что были простые фотографы, а были такие, к которым сходить было признаком статуса. То есть он дорого брал, у него было много регалий, то есть поход к такому фотографу, зачастую более дорогой, показывал, что вы не просто нашли денег на фотографию, а делаете это как социально значимый шаг, показывая статус в обществе. И это для нас источник информации.

Комментарий из зала (невнятно) о цифровых способах поиска.

Лектор: Да, онлайн, облака, методы поиска цифровые, это сейчас очень много даёт, пренебрегать не стоит.

В: Поразила история про Вашу бабушку, у меня очень много информации про деда, есть история, что он изобрёл какой-то станок для карандашей, что-то такое. Можно ли куда-то обратиться с этим?

О: Во-первых, архив учреждения зачастую сохраняется. Если юридическое лицо, преемственность сохраняется, они, как правило, сохраняют личные дела или хотя бы учётные карточки. Если это было какое-то рационализаторское изобретение, то имеет смысл поискать по базам патентных бюро и так далее, не буду сейчас врать, но эти вещи как-то фиксировались, потому что за эти вещи давали премии. У меня, собственно, дед тоже сохранил, у него есть полдюжины рац. предложений по настройке оборудования, за которые он получал премии, это всё фиксировалось, то есть шанс найти есть. Соответственно нужно найти, если они до сих пор существуют, обратиться в архив, он обычно при отделе кадров, если нет — то в городской архив.

Поэтому важно сохранять всё, что только можно, в бумаге, если не сохранилось, но есть какие-то сведения, пытаться восстановить. Да, это часто возможно.  Семейный архив – что сохранить и зачем

Лекция: "Семейный архив - что сохранить и зачем"
Спикер: Кирилл Переходенко - Магистр истории, член Правления Союза геральдистов России, историк-генеалог